Арсалем. Последний путь волка

Объявление

рейтинг ролевой: 16+ / стиль игры: смешанный
Версии форума: полная / мобильная
  • Добро пожаловать на Арсалем!

    28.05.2021. В период с 28.05 по 13.06 будет проходить перепись населения Арсалема и чистка аккаунтов. Всех игроков просьба отписаться в этой теме: Перекличка. 21.05.2021. Всем доброго времени суток! Сегодня форум получил глобальное обновление начиная с нового дизайна и заканчивая мелкими правками в различных областях ролевой. Ознакомится с полным списком изменений вы можете в теме объявлений. Мы будем рады обратной связи по каждому обновлению в теме: Обновление дизайна ролевой, где вы можете оставить отзывы, сообщить о багах или ошибках или задать интересующие вас вопросы.

    За работу над дизайном благодарим нашего невероятного Кьята; за создание идеи и фраз Навязчивой Сороки отвечала Хишшугаш; за внесение дополнительной информации по волкам в гид благодарим Исоль, Беро, Кэлнэн и Хишшугаш.

  • И глаз не оторвать
    Взахлеб читая
    Выдумщик
    Лапа помощи
    Краснослов
    Человек от народа
  • Новости Расширенная навигация Самые активные
    Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

    Администрация

    Эндлесснесс Кьят Рокхар Беро Хишшугаш Санкар Адлэр
  • Эндлесснесс - главный администратор

    Связь: личные сообщения, вконтакте, телеграмм.

    ◊ поддержание работы форума от гостевой до рекламы, наблюдаю за порядком, ответственна за организационные моменты и технические темы.
    ◊ помогаю с освоением форума, поддерживаю игры и решаю трудности возникающие в процессе, помогу при создании персонажа.
    ◊ создаю основной сюжет, дополнительные квесты, события, воспоминания и мини-ивенты.
    ◊ проработываю мир и пишу гид, оформляю семейные древа.
    ◊ мастер игры: помощь с вступлением в игру, решение игровых трудностей, создание личных квестов и событий.
    ◊ можно обращаться по любым вопросам/просьбам/мыслям/идеям/предложениям/жалобам/недовольствам.

    С понедельника по пятницу присутствую на форуме постоянно. В выходные могу отсутствовать, но всегда отвечаю в дополнительных средствах связи.

  • Кьят - заместитель гл.адм. технический администратор

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ создатель дизайнов форума, гида, семейных древ, оформления профилей, технический части форума и некоторых скриптов.
    ◊ присматриваю за работоспособностью всех дополнительных функций форума и технической части.
    ◊ заставляю работать все что не работает и чиню все, что сломалось.
    ◊ ловлю баги. слежу за никитами и сережами.
    ◊ всегда готова помочь при возникших технических проблемах и подсказать что и как лучше сделать.

    Присутствую на форуме с разной периодичностью, но всегда быстро отвечаю в средствах связи.

  • Рокхар - главный игровой модератор

    Связь: личные сообщения, вконтакте, телеграмм.

    ◊ присматриваю за порядком на форуме в игровых темах и за соответствию игры правилам.
    ◊ слежу за грамотностью населения.
    ◊ помогаю с проблемами которые могут возникнуть в игре и в игровых разделах.
    ◊ отвечаю на вопросы, выполняю мелкую техническую работу по переносу и закрытию тем, внесению в списки, формирую очередность.

    В будни на форуме бываю после 16:00, утром и днем могу заходить с телефона, в выходные по ситуации.

  • Беро - главный технический модератор

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ наблюдаю за соблюдением правилам форума во всех НЕ игровых разделах
    ◊ слежу за техническими темами и всегда готова переставить очередь, внести в списки, закрыть темы и убрать их в архив.
    ◊ помогу сориентироваться по форуму, отвечу на вопросы, проконсультирую в создании персонажа.

    На форуме чаще всего бываю после 18:00 и до ночи каждый день.

  • Хишшугаш - модератор и мастер игры

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ помогаю с проработкой мира, совершенствовании гида, добавлении новых особенностей и дополнении старых статей.
    ◊ создаю акции с разнообразными животными и акции с упором на интересные истории или необычные способности.
    ◊ помогаю с созданием необычных персонажей, с описаниями соответствующими миру, помогаю подгонять идеи под рамки ролевой.
    ◊ мастер игры: помощь с вступлением в игру, решение игровых трудностей, отыгрыш различных НПС и НПС группировок из гида,

    Присутствую на форуме в разное время, но всегда заглядываю на пару часов.

  • Саня - модератор и мастер игры

    Связь: личные сообщения, вконтакте, телеграмм.

    ◊ слежу за технической частью форума и помогаю с возникающими в ней проблемами - перестановкой очереди, занесением в списки, обновлением информации в профилях и темах.
    ◊ готов сориентировать по форуму и ответить на мелкие возникшие вопросы.
    ◊ могу провести небольшое событие в реальном времени для разнообразия игры.

    Присутствую на форуме каждый день после 18 по мск, при возникновении вопросов могу отвечать чаще в ЛС или дополнительных средствах связи.

  • Адлэр - мастер игры

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ отвечаю за создание квестов, событий, сюжетов и поисков.
    ◊ всегда готов помочь вступить в игру, проконтролировать ваши личные события, помочь с трудными моментами в игре или придумать вам ваш личный сюжет.
    ◊ ко мне можно в любой момент обратится по всем игровым вопросам или трудностям.

    Присутствую на форуме в основном вечером каждый день.

Ищем в игру

поиск акции

Объявления

Космолиса ищет фш мастера для создание аватарок.


« Маленький волчонок 2-х месяцев разыскивает опекунов, желающих взять его под свое крыло, а так же биологических родителей.
Читать подробнее.
»

Активные квесты

  • На границе территорий группы волков, возглавляемые королями, встречаются для того что бы решить зазвучит ли барабан войны.
    Статус квеста: начат. невозможно присоединиться.

    Сюжет: Набат войны

  • В королевствах пытаются найти первопричины конфликтов стай, подозревая что за этим может кто-то стоять.
    Статус квеста: начат. можно присоединиться.

    Сюжет: Истина в Себе

  • Тысячи магических осколков были разбросаны по миру способные исполнять желания, но при этом несущие опасность. Рискнешь поиграть с судьбой?
    Статус квеста: активен. подсказки выданы.

    Поиск: Следы Воспоминаний

  • Необычный спутник-душа Адлэр, явилась нескольким избранным ею зверям с просьбой помощи ей в исследование загадочного места.
    Статус квеста: начат. невозможно присоединиться.

    Квест: За тенью лисьего хвоста

Сейчас в игре

2-я неделя, Месяц Опавшей Листвы [Ноябрь] 2120 г.

    События Очередность Погода
  • Полная история игры: описание отыгранных событий.


    Стая Северного Ветра

    Рано наступившая зима застала врасплох не успевших запастись едой волков. Пришедшая следом болезнь сильнее всех ударила по северной стае, множество заболевших и скудные запасы трав повлекли за собой множественные летальные исходы. Вся дичь на севере ушла к восточным границам и несмотря на затруднение ее добычи, волки пока не умирают от голода. Южные границы королевства находятся под угрозой кошек с запада, а на восточных идет напряжение с соседней стаей.

    Стая Восточных Лесов

    После прошедшей летом на землях королевства эпидемии бешенства отсутствие дичи стало фатальным для стаи, которая голодает уже несколько недель. Благодаря большим запасам лекарственных трав в королевстве стая успешно справляется с болезнью бушующей на континенте. На границе с севером часто замечают запах чужих волков, нарушающих границы, а у западного края королевства часто замечают Изгоев, которые переходят границы.

    Ваиры

    Восьмая группа встала лагерем на Клеверных Холмах и некоторые из Ваиров устремились в обе стаи пытаясь остановиться конфликт, который назревает между ними, а так же оказать помощь своим младшим братьям в этот трудный момент.
  • Север

    Уже несколько недель подряд сильные метели кружа над континентом, заметая его северную часть снегами. Тем серые тучи полностью закрывают небеса и довольно часто начинает идти снег, который может превратиться в метель. Температура в среднем держится на отметке - 19, но очень часто опускается ниже. Лунные Горы пострадали больше всех, лютая зима властвует над краем, а непрекращающиеся снегопады засыпают горы. Таинственные Места сильно пострадали после осенних штормов, но после берег океана замерз на несколько метров вперёд, а все земли сковал лед. Старый Лес пострадал меньше всех и тут намного теплее, чем в остальной части королевства. Дичи на территориях королевства мало, редкое солнце выглядывающее в хорошие дни, не согревает жителей, а погода лишь будет ухудшаться.

    Восток

    В лесах Восточного Королевства еще не успевшие сбросить все листья деревья стоят посреди глубоких сугробов, после сильных снегопадов, пришедших со стороны Великой Стены. Лестница водопадов почти полностью замерзла и заметена снегом, но животные еще приходят в это место на водопой. В Солнечном Бору меньше всего снега, но при этом и дичи много не наблюдается, вся она ушла на Запад. Могучие Деревья менее всего пострадали от рано наступившей зимы, но дичи тут мало после начавшийся с этого места эпидемии бешенства. В королевстве стоят низкие температуры, дичи катастрофически не хватает, а с севера и востока часто приходят снежные бураны.

    Запад

    Обильные дожди, заливающие королевство осеню превратились в снежные бураны. Все кормовые земли занесены толстым слоем снега, а дующие с океана ветры пронизывают до костей при очень низкой температуре. Берег океана замерз на несколько метров от берега, а дичи не хватает на всех живущих в королевстве зверей. Обрывы Скал покрылись льдом и представляют большую опасность для путешественников. В Землях Противоречий самая мягкая температура для ранней зимы, но даже пустыню занесло снегом, а озера покрылись толстым слоем льда. Лед проложил дорогу до Скрытого Острова, который промерзает от приходящих с океана ветров и снега.

    Юг

    Темная гора продолжает извергать большие клубы дыма и пепла, а землетрясения бывают все чаще, но многие животные подходят к ней ближе в попытках согреться. Зима дошла и до этого королевства, хотя снега тут выпало намного меньше, но при этом ледяные ветра задувающие с моря принесли с собой множество болезней, а королевство переполнено беженцами, что шли на юг от холодной зимы. Райские Территории замело небольшим количеством снега, температура в среднем опускается до -10. Туманные земли пострадали от снега меньше, но холодная погода сохраняется и там. В Каменных Изваяниях погода самая мягкая на материке, но земли переполнены, а дичи почти нет.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арсалем. Последний путь волка » Последний бал природы » Сюжет "Набат Войны. Подножье холма."


Сюжет "Набат Войны. Подножье холма."

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Рано наступившая суровая зима и пришедшая месте с ней болезнь сильно подорвали здоровье жителей Арсалема, а наступивший следом дефицит дичи лишь усилил напряжение между стаями, которое нарастало на протяжении полутора месяцев. Ваиры навещают обе стаи пытаясь помогать им выжить в трудное время и примирить волков между собой. Оба короля решают встретиться на границе для обсуждения сложившейся ситуации и это собрание решит начнётся ли война между волками.

Начальная локация: небольшой холм в поле между границами двух стай.

https://i.ibb.co/vYR28f1/3.png

Начало квеста:

Голод. Болезнь. Страх. Война. Два короля встречаются на вершине холма между стаями, поднявшись с двумя приближенными, в то время как сопровождающие их воины окружают холм исключая неожиданность нападения с двух сторон. От их разговора зависит все и каждое слово даже самого обычного война, каждое его действие, может повлиять на будущее. Волки голодны, утро этого дня необычайно морозное и темное, словно напоминающее о том, что самые суровые дни зимы еще впереди, а свежие раны о погибших и плененных товарищах не успели зарасти коркой времени.

Очередность:
Две очереди идут параллельно и могут переплетаться между собой в нужные моменты.


Аббадон - Хельхейм - Эйольфр [Булат] - Кэлнэн - Саня - Хишшугаш

+7

2

Последнюю неделю Крайт готовился к встрече с Севером особенно тщательно изучая всю местность и разбалтывая тех, кого только мог разболтать, собрав информацию и слухи от многих своих шпионов, в том числе вне стаи.
   Аббадон с самого лагеря шёл подле Йольсмира ожидая постоянно засады. В полном молчании и настороженности. Дум шёл с другой стороны в невидимой обличии. Чем закончится дело было неизвестно, голода, как и холода он не замечал, уж дрессировка отца дала свои плоды и сейчас для Крайта мир делился на возможную угрозу, паранойя его же объединившись с голосами праздновали свой бал заставляя волка вглядываться во всё привычное куда внимательнее прежнего.
   Вскоре место назначения было достигнуто и Аббадон был вынужден остановится, на что плотно прижал уши, но быстро направил к королям. Мощные лапы остановились на снегу, сравненительно с другими волками мускулатура на лапах просматривалась даже сквозь шерсть, а остальное тело под спрятанное под зимней шубой делало волка ещё мощнее. Он чувствовал прилив сил, словно рыба после долгого пребывания на берегу, наконец-то оказалась в воде - своей стихии, но для всех окружающих он мог казаться лишь немой скалой.
   Лигрица. Вот кого он заметил одним из первых, но даже не шелохнулся. Он не боялся, просто здраво оценивал угрозу, но даже она не была удостоена долгого взгляда, не более чем другие. Йольсмир, ты идиот. Зачем оставил меня тут? Если она нападёт, то ты покойник и тем самым подставляет весь Восток! А я, даже Дум не успеет прийти тебе на помощь или ты решил поиграть в доверие важнее? Королевство важнее доверия. - злясь на Йольсмира думал Крайт, он чувствовал бы себя куда спокойнее рядом с Рыжим, ведь знал что сможет предотвратить нападение и дать уйти Йольсмиру. Он воин и понимает, пусть даже король порой и поступает глупо, ноубей его северяне сейчас и стае придёт конец, тем более что рядом с Рокхором был ещё один матёрый волк Эредин. Уж спутник Йольсмира, Исоль и Зата против сопровождающих Рокхара ни что, а ещё и гиена тут в отряде... Оттого и злоба волка на короля, когда Они напомнили о себе. Ты полностью прав. Разве можно рисковать королем? Но голоса начали с менять один другого Может он хочет доказать своё настроение к миру?... Глупо! Северяне демонстрируют из себя хозяивами земли Востока! Посмотри как ведёт себя их король! Буд-то его это земля. Тьфу, противно. Восток даст слабину и его уничтожат. А ты так и будешь стоять и смотреть? Как рвут на части и как унижают твоих состайников, Аббадон?! Крайт скользнул взглядом дальше ничего не отвечая да и собственно не отвлекаясь на шум в голове.
   Глаз его зацепила волчица неподалёку от Рокхара. Старший воин усмехнулся на это зрелище. Жалок нынче стал Север раз таскает за собой самок на переговоры. Много понтов, но и они скоро скатятся до уровня Восточного гостеприимства. Их королева и эта самка тому доказательство. Видимо нынче самки начинают править северянам и, а то же хвалились своей монархией, а на деле пустобрехи. В голове волка поднялась одобрительная волна. Сам по себе Крайт не имел ни чего против самок во власти, но со стороны Севера считал это смешным лицемерием.
    Крайт заметил и волка что звали Хельхейм и которому он прежде говорил о войне из-за нарушения границ. Старший воин посмотрел ему в глаза, а в голове возник вопрос с некой победой:Вот видешь? Вот только кроме пожара и смертельного льда в глазах безухого, чужак ничего не смог бы рассмотреть.
   Край замер в готовности в любой момент сорваться в бой. Нужно было Йолю дать лишь малейший сигнал, мельчайшее движение. Он не боялся и был уверен, хладнокровно и не умолим. Аббадон так же был готов просто подойти к королям и в качестве тело хранителя присутствовать рядом. Как и Дум, что продолжал скрываться от взгляда живых, Крайт был на сторож и готовился к провокации зазнавшихся волков, так и к атаке с их стороны. Огонь войны горел в сердце волка,но для всех он был самим спокойствием, чтобы не думал и по прежнему пытался отречся от желания войны в своём сердце. Дум был рядом с Крайтом и в отличии от подопечного искренне желал мира между стаями и старался своим спокойствием сгладить углы в душе Аббадона.

Отредактировано Аббадон (20.11.2020 00:06:49)

+11

3

Хельхейм один из первых вызвался идти с Рокхардом на переговоры с Востоком. Потому что был предан Короне и все еще оставался телохранителем Короля. Да и вообще, разве он может остаться в стороне? Будь воля Рокхара, то рабы востока давно бы лежали мертвыми у его ног. Хель даже глазом не моргнет, выполняя приказ про убийство.
Седой, в привычной своей манере, с мрачным и хладнокровном выражением морды, занял место возле подножья холма. Бросил взгляд на Рокхара, а потом на Короля Востока. Оценил количество волков с каждой стороны и бесшумно вздохнул. Хель хотел бы оказаться там, рядом с Королем Севера, чтобы защитить его спину, но против приказа пойти не мог. Он, как и другие воины севера, должен остаться внизу и там защищать.
Седой посмотрел на своих товарищей, которые сегодня отправились на переговоры.  Больше всего выделялся спутник Эредина, манул Сеня и гиена Хишшугаш. Не сказать, чтобы Палач был рад такому, но возможно такой расклад лучше для нынешней ситуации.
После оценки своих товарищей, Хельхейм перевел оценивающий взгляд на восточников. Его взгляд задержался на знакомой разноглазой морде, чье имя он еще так и не знает. Впрочем, волк не с тех, кто попусту треплет языком.
Хельхейм повел ухом, когда его взгляд встретился с Аббадоном. Да неужели это все из-за того одиночки? Бред. Так был уверен Седой, ведь события патруля проходили полгода назад, весной, когда еще Хель не был восстановлен на должности Палача.
- Без видимой атаки или приказала Короля, ничего не предпринимать, - негромко проговорил Хель, поворачивая голову к своим товарищам. Сейчас время Королей, а не обычных волков… и не волков.

+8

4

Рык в замерзшем воздухе слышен так же громко, как натужный скрип промороженных деревьев.
Рык, утробный, зарождающийся где-то в груди, почти в животе, остро щекочущей волной рвущийся наружу из горла — и меж стиснутых зубов.
Рык, который не услышишь ушами, но который ерошит всем шерсть уже много долгих кровопролитных лет.

Булат прекрасно знал историю — он помнит каждый конфликт, каждое перемещение волчьих отрядов, каждую причину начавшейся свары, — в свое время он изучал летописи, долго, скрупулезно, дотошно, говорил со стариками, чужими спутниками, другими животными — только ради того, чтобы составить в голове наиболее четкий и полный план происходящего.
Войны Арсалема увлекали его не меньше, чем пчелу увлекает пьянящий нектар — и надрывный, срывающийся волчий рык стоял у него в ушах каждый раз, когда он склонялся над картой, начерченной на песке или камне.
И сейчас рык становился как будто живым, как будто сам собой звучал в звенящем пространстве.
Он знал, что так случится — все к этому шло, а клятый голод только ускорил неизбежное. Добыча как будто специально попряталась — или ее кто-то спрятал.
Перебил.
Отогнал.
Сожрал.
Оставил их самих умирать.
Сражаться за свой дом.
За свои семьи.
За жизнь.

Волк вздергивает голову и хвост, громко фыркнув и выдохнув облако тяжелого пара. Ощерив зубы, он дыбит шерсть на загривке — скорее для того, чтобы согреться, чем для устрашения противников. Как же ломит суставы. Каждую зиму одно и то же. Холод когда-нибудь его доконает.
Он смотрит на вершину заснеженного холма, туда, где собрались оба короля и их приближенные, смотрит, не позволяя себе сощуриться — в его глазах одна лишь твердая и уверенная сталь. Если что-то случится, если кто-то поведет не так лишь одним мускулом — он и Аббадон не оставят врагам ни шанса.
«Переговоры» — повторяет он себе. — «Это безопасная встреча обеих стай. Никто не нападет».
Но уши сами собой навостряются в сторону королей, но глаза сама собой приковывает эта картина — северяне, подлые, хитрые северяне, что не соблюдают правил и приличий, что только и хотят обмануть своих соседей, урвать себе кусок больше — и больше, и больше, пока вконец не растерзают Восток.
Восток мягок — и не должен быть таким.
Булат останавливает себя с невидимой неохотой, едва не двинувшись вслед за Йольсмиром. Садится на снег, неотрывно глядя на своих — и чужих.
Он служит короне.
Он должен бдеть.
Охранять.
Защищать.
И если не слышать, то смотреть.

Булат вдыхает воздух — и почти ничего не чувствует, кроме обжигающего нос мороза и запаха своих находящихся рядом соратников, — но он знает, что Исольмар раньше была гораздо толще и пахло от нее по-другому — не так давно ощенилась, это видно.
Воин переводит взгляд на Злату — и все-таки сощуривается. Новый Канцлер. Конечно-конечно.
Самки. Одна едва-едва на должности, вторая недавно родила и явно еще слишком слаба. И Йольсмир взял с собой туда их, оставив сильных воинов внизу.
Король может позволить себе совершать ошибки, и при этом оставаться королем — но только если он эти ошибки признает.

Внимательно следить за северянами, — говорит Булат в свою очередь, как будто специально после слов Хельхейма, и в тоне отчетливо сквозит металл. — При малейшей опасности для короля, осахата или канцлера — в бой.

Он знает, как чувствуют себя остальные — как согнутая ветка, готовая в любой момент распрямиться и хлестнуть по морде. Обведя взглядом Кэлнэн и Аббадона, волк отмечает их настроение, принимая про себя, сколь немногих король взял с собой на эти якобы переговоры.
Впрочем, остальные либо слишком слабы, либо и вовсе истощены — стая голодает как никогда, и северяне нагло воруют у них законную добычу.
Остается только надеяться, что Йольсмир будет достаточно жёсток в своих решениях.
[nick]Булат[/nick][status]Живой металл как сердце стучал[/status][icon]https://sun9-22.userapi.com/mh6Pac_QOw8CsWZFWCSD5bXJhEekibgbzR0saA/51mXkeHMaTY.jpg[/icon][fld1]<a href="https://aljw.mybb.ru/viewtopic.php?id=1245">Анкета</a><a href="">Отношения</a><div class="pers_Info"><p><b>Возраст:</b>7 лет;</p><p><b>Пол:</b>м;</p><p><b>Статус |Ранг|:</b>Воин |C|;</p><p><b>Спутник:</b></p></div>[/fld1][fld2]<div class="pers_moreInfo"><b>Внешность</b>Матерый темно-серый волк с крепким костяком.
Серо-стальные глаза, больше похожие на глаза северян.
Несколько заметных шрамов на теле и морде.<b>Характер</b>Воспитан, но довольно высокомерен, местами заносчив и определенно деспотичен.
Жёсток, амбициозен, но искренне предан делу и короне.<b>Особенности</b>•&ensp;Тренирует молодняк.<br>•&ensp;Репутация честного, но строгого деспота.</div>[/fld2][fld5]<img src="http://forumstatic.ru/files/0017/aa/81/49240.png" original-title="Принадлежность: Стая Восточных Лесов">[/fld5]

Отредактировано Эйольфр (07.12.2020 10:06:56)

+10

5

Без права на ошибку в потёмках шли они – вереница волков, дипломаты и воины. И если опасность будет угрожать первым, в дело вступят вторые.
Кэлнэн отбросила чувства; осталась холодная сосредоточенность. В тёплых медных глазах застыл мороз этого утра.
Они создают историю, но им нет до того дела, ведь эта повесть не о героях прошлых лет, а о них – о тех, кто хочет жить.
Волчица стояла рядом с Булатом, провожая Йольсмира, Исольмар и Злату на эту встречу. Она не верила Северу, не верила его королю и его воинам.

Никто из них не разделял решение Йольсмира, и неважно, почему тот принял его. Но никто не смел возразить. Даже Крайт молчал, понимая, что воины не перечат королю на переговорах.
"Никто не хочет войны, но все к ней уже готовятся."
Рассказы о великих воинах, ожесточённых боях, славных победах и горьких поражениях хорошо слушать; создаются же они через боль и кровь, платят за них убийством и смертью, долго потом звучит горестный вой.
— Внимательно следить за северянами, – Востоку стоит быть внимательным. – При малейшей опасности для короля, осахата или канцлера — в бой.
Кэлнэн уверена в обоих волках; какими бы ни были их отношения в спокойное время, сейчас, когда стая в опасности, она забыла обо всём.
– Не подведём, – тихо, но твёрдо.
Разговор королей на вершине холма был слышен тем, кто стоял на страже у подножия. Кэлнэн не позволяла себе проявить хоть какие-нибудь эмоции, вслушиваясь в слова и словно бы следя за королями, на деле же всё её внимание было направлено на северян, стоящих неподалёку.
Её игра в спокойствие не была столь совершенной, как у Булата; она не выглядела такой же грозной, как Аббадон.
Но если придётся – Кэлнэн покажет, насколько северяне ошибаются.

Отредактировано Кэлнэн (21.11.2020 21:34:10)

+9

6

ㅤㅤЧем выше становится накал происходящего, тем сильнее хочется начать с...
ㅤㅤКороче говоря, Саня не любил политику. Но, по иронии судьбы, постоянно оказывался приближенным к важным политическим фигурам -  всяким там принцам и десницам... Такая поразительная неразборчивость в выборе мастеров делала из манула фигуру всё более и более противоречивую и органичную.
ㅤㅤЗверь недовольно хохлился и пофыркивал на неудачное стечение обстоятельств - на по-зимнему угрюмое утро, на тематику предстоящей вечеринки, на собственное ершистое настроение. Жаловался Эредину, вызывающе сверкал круглыми глазами, путался под лапами у движущейся процессии. Если хоть один из поднявшихся на вершину холма вздохнул с облегчением, отметив, что пушистика с собой не взяли - миссию кота можно считать выполненной. Надоедай своим, чтобы чужие боялись!

ㅤㅤЗвери выглядели под стать начинающемуся утру - мрачные, недовольные, жесткие. Саня понимал их лишь отчасти - да, ему тоже не нравилось гулять в такую погоду, не нравилось видеть потенциальных противников в ком угодно и всеми силами корчить из себя большого и важного котяру. К счастью, манул являлся личностью достаточно самодостаточной и независимой, чтобы не прибегать к последнему пункту из списка.
ㅤㅤА еще он был пацифистом. Чтобы внести окончательную ясность - он был конченным пацифистом. Абсолютно не понимающим необходимость войны, да и вообще смысл нанесения друг другу физических повреждений. Так что удивление на морде после коротких указаний, прозвучавших из уст Хельхейма и Булата, было искренним.
ㅤㅤСаня осмотрел всех собравшихся, пытаясь припомнить, общался ли он с кем-то из восточных. Конечно, он помнил Аббадона и Кэлнэн, но обменивались ли они чем-то большим, чем парой фраз? Спутник заискрился особенно часто, привлекая к себе взгляды.
ㅤㅤ- Всем привет! Подумал, что если с вами не заговорить, так и будете сверлить друг друга взглядом. - Саня, с присущей (абсолютно нет) ему грациозностью прошествовал вперед, размещаясь между двумя сторонами, но оставаясь чуть ближе к северным - а то вдруг эти молодые господа и леди напротив начнут нервничать. По ним видно, что товарищи они тревожные и вспыльчивые, к таким нужен аккуратный подход.
ㅤㅤ- Постарайтесь отвлечься от мрачных мыслей - смотрите, мы, как взрослые и зрелые животные, собрались обсудить ртом свои проблемы и поглядеть, как можем друг другу помочь. Мне это внушает только оптимизм.
ㅤㅤСаня щурился и крутил круглой головой, поглядывая на своих потенциальных собеседников.
ㅤㅤ- Меня, кстати, Саня зовут. И кивнул ободряюще. Типа, ну теперь-то у каждого из вас все карты на руках, давайте, залетайте в диалог!

+9

7

[nick]Хранитель Арсалема[/nick][icon]https://i.ibb.co/84r7Fn4/12347-1.gif[/icon][sign] [/sign][fld1] [/fld1][fld2] [/fld2][fld3] [/fld3][fld5]<img src="http://forumstatic.ru/files/0017/aa/81/72452.png" original-title="Принадлежность: Высшие">[/fld5][status]Пока живы быть войне[/status]Напряжение между стаями ощущалось в воздухе как нечто физически существующие. Все волки сейчас стояли на краю, ожидая вердикт судьбы и чудом не срываясь в пропасть, что развернулась под их лапами и которой они не видели. Воины переминаясь с лапы на лапу внимательно вглядывались в лес за спинами друг друга с напряженном ожидании выглядывая появления подкрепление для отряда противников, который сразу бы обозначил намерения одной из сторон. И в самом деле то один, то другой волк Севера и Востока замечал мелькающие тени в туманной дымке между деревьями. Волки, что прятались в лесу явно скрывались, но при этом все равно наблюдали за холмом ожидая сигнала к атаке.

Очередь:
Аббадон - Хельхейм - Эйольфр [Булат] - Кэлнэн - Саня - Хишшугаш

+4

8

Воздух навис тяжестью будто имел какой-то вес. Мрак и готовность к бою, натянутые струны напряжённый отношений. Злобы? Нет не его, но Аббадон подобно полтергейсту напитывался этой энергией и вместо подавленности чувствовал оживление, словно вырастут крылья за спиной и он обратившись в некое существо сождет сейчас всех врагов и улетит прочь от этой земли в безну, к свободе, а Дум был для него собственным продолжением тела и души, что сорвутся с ним и парить, парить над всем не зная преград.
   Но как это часто бывает собственные мечты, желания приходится отбрасывать из-за ограниченности и невозможности этого мира, и так было с Крайтом, что не мог себе позволить сейчас подобные приятные мысли ибо долг гласит быть готовым ко всему и всегда. На речи Йольсмира об пользе восточников северянам, Крайт плотно прижал уши. Надеюсь это твоя игра чтобы их вызволить, а иначе ты достоен сдохнуть в пасте северян как их последняя шавка-отброс. Крайт навострил уши не понимая истинно ли так думает Рыжий или это столь наплевательское отношение к своим. За что единственное, что достоин такой "король" это стать подстилкой-отбросом врага, а лучше сдохнуть в клыках собственного народа. За первое - уважение. Но учитывая незнание Аббадона, тот не сделал более никаких телодвижений, лишь молча наблюдая за реакцией Рокхара.
   Аббадон уловил взгляд Хельхейма и посмотрел глаза в глаза ему. Пусть теперь ни одиночка виновен в происходящем, но чья-то глупость и не способность здраво мыслить в критический момент. Восток не простит забранных в плен, а Север убитого, но если мы не остановимся трупов будет больше.
   - Мы остановились с тобой вовремя не поймавшись в чужую ловушку, но нашлись глупцы из-за которых теперь могут погибнуть волчата стай, а по нашим костям пройдутся западные волки. Стярвятники полны ожидания, но желудки их не менее сыты чем у охотников. - он вновь упомянул о том что два волка, пусть и не вожаки, но смогли остановиться: Аббадон не нарушил границ, Хельхейм отпустил молодого глупца, который позже охватил от старшего за свою выходку. Так ещё вполне мирно просуществовали, пока глупые охотники не устремились на чжую территорию, на что Крайт был зол и это было ясно, но и северяне вместо того чтобы дать люлей и выгнать наглецов, как бывало делал сам старший воин заблудившимся северянам, устроили бойню и взяли заложников. И это тоже выбешивало волка, что промелькнула огнём в его глазах, но не более. Аббадон считал, что лучшим решением сейчас вернуть заложников и самим восточникам наказать дураков и уж северяне пусть забирают свой выкуп в виде пищи. Как бы не хотелось отдавать еду, но инициатором выступили волки Востока, а значит перед северянами всё же придётся извиняться. Оставить своих во вражеских лапах означает предать их. И если случится последнее, то как всегда глупое стадо восточников из-за чёртовых полукровок и шавок не увидят истиной натуры своего любимого королишки. А если он добьётся освобождения всеми правдами и не правдами? Вот пусть добьётся сначала. Стоит ли говорить, что Аббадон просто не видел в Йольсмире надёжного правителя? И оттого и злился на каждую его ошибку и огрехи в словах... Хотя безумно хотелось рычать от возмущения. Возможно эта встреча пойдёт на пользу ему или обоим волкам и они будут более уверенны в надёжности друг друга? Как знать, но а сейчас волк реагировал лишь так, как видел, но в открытую не давал знать о своих мыслях и позиций в отношении короля.
    Хельхейм отдал своим приказ, к тому времени Аббадон внимательно следил за происходящим на холме не обращая внимание на иных, но считая приказ палача разумным, Дум глядел за обстановкой вокруг. Следом прозвучал приказ Булата. Крайт так же видимо не отреагировал. Он был тут чтобы ринуться в бой в любой момент и уничтожать противника, а не отвлекаться на командование, только в действительной необходимости. Посему спокойно отдал бразды правления умелому вояке - Булату. Кэлнэн стояла же спокойно и хоть Крайт не считал превосходной воительницей (Опыта ещё мало. ), но был уверен в том, что она будет биться изо всех сил и не предаст, а это тоже для него много что значало.
   Монолог начал спутник северян. Крайт лишь дернул ухом в его сторону. Кот кажется хотел всех померить или просто разрядить обстановку. С одной стороны хорошо. Ну а если он просто пытается отвлечь от чего-то более важного восточников? Изощрённая ловушка. Например, как те чужаки в лесу. Аббадон уже успел приметить их. Не уж то-ли трусы испугались нас, что как шакалы взяли подмогу. Аббадон знал что со стороны востока нет никого кроме стоящих тут, а значит это северяне. Казалось неизбежное не избежно и волк открыл пасть дабы высказать северянину о том, что он думает, но завис в попытке решить стоит ли, всё ещё смотря за холмом и поглядывая на тени, как приметивший это Дум загорил ему на ухо шёпотом,хотя живые и не могли его слышать.
   - Что ты хочешь сказать? Что думаешь? - Дум знал своего подопечного куда лучше, чем другие оттого иные и не успели бы понять намерений волка. Крайт поделился так же тихо. Дум раздражённо дернул хвостом понимая, что слова подопечного бы северянам эти явно не понравились. Не будем развивать конфликт. - Скажи лучше так... Крайт сщурил глаза и гланул на Хельхейма.
   - Зачем вы привели подкрепление? - холодно, но без вызова, сдерживаю себя. По настоянию спутника вопрос таков был задан, чтобы понять думают ли северяне так же. Тут матерелизовался в духовной форме сам ягуар. Сердце его беспокоило те странные волки в лесу и он хотел проверить, хоть и опасался за Аббадона.
   - Не спешите обвинять друг друга. Не чуют запаха носы, мороз трескуч, но говорила самка в стае, что есть враги что обе стаи стерегут. - Даже если это северяне, то попробую хоть сдержать обе группы от преждевременной драки, а пока подберусь поближе. Ягуар глянул на Саню, он напомнил себя в молодости, что была хоть и наполнена разборка и, драка и и междуусобицей, но ещё была весёлая и чистая от гнева. Дум глянул на всех и растворившись потускнел до почти незаметно Тени и направился к деревьям, что находились за спинами волков Восточной стаи, где удалившись на расстояние был не заметен в сумерках иному взгляду. Дум старался двигаться быстро, но не забывал про осторожность ожидая возможной атаки чужого спутника и готового биться или бежать к своему подопечному в зависимости от необходимости.
   Дум приблизился к деревьям насколько это возможно, дабы не быть неожиданно атакованным, тут кот уже максимально замедлился и сливался с ещё не разогнанной солнцем утренним мраком. Он смотрел внимательно, готовясь действовать мгновенно. Дум пытался понять кто они, но вступать в диалог и приближаться пока не спешил. Если приметил реальную угрозу или северян, то сразу сорвётся со всех лап к Крайту, чтобы предупредить. Сейчас как Дум, так и Аббадон вспоминал об участившихся рассказах про некое вмешательство свыше, чёрных духах и прочего. Оттого ягуар был крайне осторожен.

Отредактировано Аббадон (08.12.2020 07:29:59)

+4

9

Следом за Хельхеймом, подал голос серый восточный волк, явно считаясь главным в их маленьком отряде поддержки. Палач хмыкнул. И это те мирные восточники? Готовы напасть при малейшем движении? И это еще северян считают жестокими? Кажется, кто-то слишком двуличен и лицемерен.
Хель повел ушами и перевел взгляд на Аббадона. Вздохнул, переступил с лапы на лапу и резко обратил внимание на Саню, манул, спутник Эредина, который решил не только начать разговор первым, но еще и представиться. Седой недовольно дернул хвостом, и полуприжал уши к голове.  Ничего не сказал, надеясь, что спутник понимает, что если скажет или что-то сделает, то это может понести плохие последствия.
- Тогда – это была другая ситуация, - сказал Хельхейм, переводя свой янтарный взгляд на разноглазого волка. – Было другое время. Голод не сжимал наши живота, а болезнь не терзала душу. Так же, тогда вы не пересекли границу слишком далеко, - продолжил говорить Палач. Спокойно, холодно, равнодушно, и в тоже время уверенно. Он стоял на защите своих, как и подобает северянину. – Что помешало вашим остановиться и развернуться? Но ваши не пожелали уйти с миром, - Хель замолчал и более мрачным взглядом уставился на Аббадона. И что он на это ответит? Хоть Хельхейм не с тех, кто попросту нападет, но и не с тех, кто будет терпеть. Если тогда, на весне, восточники проявили враждебность, то и Хель бы напал.
- Мы еще никого не обвиняли, - коротко ответил Седой, слегка дернув ухом. Он заметил тени среди деревьев, но не мог понять, чужие или свои. Как там не было, любой вариант принесет ужаснейшей результат. Волк стиснул зубы. А что если, это третья сторона? В такое время, это совсем не к месту.
- Но, раз об это зашла речь, разве не с вашей стороны виднеется подкрепление? – спросил Хельхейм, приподнимая бровь и снова обводя взглядом всех собравших восточников. После бросив взгляд на северян, надеясь, что никто из-них не проявит вспыльчивость. И только после этого, поднял голову и посмотрел на вершину холма. Как там проходят переговоры?

+5

10

Булат скользнул твердым взглядом по Кэлнэн, отмечая ее решимость и готовность последовать в бой. Волчица еще молода и горяча; переярком ее, конечно, уже давно не назовешь, но порывистость в ней все еще чуется — полунамеком, полувздохом. В будущем из нее выйдет хорошая воительница, но сейчас, когда (если!) начнется сеча — лучше дать именно ей, легконогой, уйти, унести весть и привести подмогу.
Все эти мысли проносятся в голове волка, не заставив его самого двинуть и кончиком хвоста. Собранность и уверенность — вот то, что должны видеть северяне.
Ни на шаг больше.

Аббадон встречается взглядом с темным дымчато-серым волком, и что-то есть в этом жесте, чего так просто не поймешь. Булат не позволяет себе нахмуриться или фыркнуть презрительно, как непременно сделал бы, будь обстановка чуть более располагающей к выражению эмоций, но пристально и остро вглядывается в обоих, запоминая и давая им понять, что увидел этот жест.
Что же это? Проявление «так необходимого» сейчас между стаями сочувствия? Ха! Если бы серый волк хуже знал Аббадона, то подумал бы, что он издевается над северянином. Но нет — во взглядах не было злобы, воинственности, желания разорвать...
Странное обстоятельство.
Стоит запомнить.

Поводя ушами, чтобы лучше слышать окружающее, Булат остается спокоен и недвижим — взгляд его снова вперивается в группу волков на вершине холма. То, что происходит здесь — ничто по сравнению с тем, что происходит там, но он старается не фокусировать внимание — рассеяв его, гораздо проще не пропустить засаду, вдруг услышав что-то необычное или уловив движенье краем глаза.

Йольсмир здоровается — перечисляет всех поименно, и его голос отлично разносится в свежем, до кишок пробирающе морозном воздухе.
Нужно что-то сделать с этим холодом, пока у них у всех хвосты не попримерзали к снегу...
Традиционное приветствие и представление — король делает все по правилам, но вот северяне на приветствие не отвечают — Рокхар говорит только с Йольсмиром, как будто не существует больше никого, ни Исольмар, ни Златы.
Невежливо.
Досадно.

Хотя чего же еще ждать от Севера?

Старший воин вспушивает шерсть, стараясь, чтобы сквозь нее не пробрался лютень, и тут появляется... это.
Странное, похожее на барсука существо с огромными желтыми зенками и крайне нетривиальной походочкой — оно выходит вперед и представляется Саней — ну и имечко, южное? — абсолютно нарушая правила этикета и банальной иерархии. Булат щурит на него глаза цвета стали — и чуть отводит назад уши, выказывая безграничное раздражение и изумление.
Он никогда в своей жизни не видел манулов — но быстро догадывается, что это — ничто иное, как чей-то спутник, иначе его не взяли бы сюда. Чуть поодаль он замечает еще кого-то, кто не волк — скругленный круп, красноватый взгляд, уши — искусанные, как два дубовых листа.
Гиена.

Если она — не тоже чей-то спутник, то дело становится интереснее.
Куда интереснее.

Мы пришли не помочь друг другу, — коротко говорит манулу, — нарушить этикет вторым ничего уже не значит, — а затем мельком бросает взгляд наверх снова — и замирает, почти напряженно, на лапах, почти готовых броситься вперед — они бы закоченели окончательно, не позволяя двигаться, вот только эмоции, захлестнувшие вдруг, не дают крови остыть так просто.
Канцлер.
Конечно-конечно.
Как же это связано с беднягой Дагрун, что внезапно отошла от дел?
Их новая Канцлер опоясана ложью — Булат чует предателей и криведов на расстояньи перелета птицы, и даже ее мягкая шерсть под его животом не сможет рассеять злости, вражды и сомнений — и прочих эмоций — которые внушает ему эта волчица.
Раз за разом он напоминает себе, что они — одна стая и должны работать сообща, но...
Но.

Шевельнув хвостом, он понимает, что совсем отвлекся от происходящего вокруг.
Надо же.

Зачем вы привели подкрепление?
Но, раз об это зашла речь, разве не с вашей стороны виднеется подкрепление?

Булат встряхивается.
Решительно невозможно.
Он прекрасно знает, сколько волков Востока осталось в лагере — и никого лишнего не пришло на встречу, никого, кого король не хотел бы взять с собой. Неосознанно он оглядывается за спину, прекрасно зная, что соратники прикроют от вероломного удара в незащищенное горло.

А если повернуть голову, то «подкрепление» виднеется с обеих сторон, — волк говорит спокойно, но поставленный командирский голос звучит так, что его слышно предельно четко. — Из этого я могу сделать только один вывод. Нас окружили.

Ни агрессии, ни злобы — лишь твердость, и только теперь, заглянув в глаза Хельхейму, Булат позволяет себе короткую насмешку:

Уж не думал, что северяне так трусливы, чтобы приводить с собой всю стаю целиком.
[nick]Булат[/nick][status]Живой металл как сердце стучал[/status][icon]https://sun9-22.userapi.com/mh6Pac_QOw8CsWZFWCSD5bXJhEekibgbzR0saA/51mXkeHMaTY.jpg[/icon][fld1]<a href="https://aljw.mybb.ru/viewtopic.php?id=1245">Анкета</a><a href="">Отношения</a><div class="pers_Info"><p><b>Возраст:</b>7 лет;</p><p><b>Пол:</b>м;</p><p><b>Статус |Ранг|:</b>Воин |C|;</p><p><b>Спутник:</b></p></div>[/fld1][fld2]<div class="pers_moreInfo"><b>Внешность</b>Матерый темно-серый волк с крепким костяком.
Серо-стальные глаза, больше похожие на глаза северян.
Несколько заметных шрамов на теле и морде.<b>Характер</b>Воспитан, но довольно высокомерен, местами заносчив и определенно деспотичен.
Жёсток, амбициозен, но искренне предан делу и короне.<b>Особенности</b>•&ensp;Тренирует молодняк.<br>•&ensp;Репутация честного, но строгого деспота.</div>[/fld2][fld5]<img src="http://forumstatic.ru/files/0017/aa/81/49240.png" original-title="Принадлежность: Стая Восточных Лесов">[/fld5]

+6

11

- Всем привет! Подумал, что если с вами не заговорить, так и будете сверлить друг друга взглядом.
Кэлнэн вздрогнула. Нет, не от страха – от неуместности. Она несколько выпала в осадок и пропустила часть речи манула.
- Меня, кстати, Саня зовут.
Кинув, мол, очень приятно, Кэл отвернулась, с трудом подавив вздох. Их учили не доверять соседям, и ненависть, затаившаяся в душах, была ужасна – но естественна. Они поступали так, как того требовал негласный закон: не доверять. А манул проявил... дружелюбие? Или он пытался усыпить бдительность? Ради себя – Кэлнэн хотела верить во второе.
Тень скользнула между деревьев, на краю зрения. Кэлнэн резко – слишком резко – обернулась и вновь замерла в ожидании. Она видела, как снуют в лесу за спиной северян тёмные силуэты, видела – и убеждалась, что вся болтовня манула (чьего-то спутника, наверное?) просто уловка и фальшь. Стоило отдать ему должное – фальшь настолько искренняя, что она едва не поверила...
Не доверять.
Кэлнэн ничего не сказала северянам. Она не была опытной воительницей, да к тому же знала за собой привычку говорить, не думая. Лучше промолчать, чем разжечь войну.
- Зачем вы привели подкрепление?
"Потому что тоже боятся."
Ответ очевиден, а потому вряд ли будет произнесён вслух. Слишком недипломатично.
- Но, раз об это зашла речь, разве не с вашей стороны виднеется подкрепление?
– А если это северяне зашли нам за спину, чтобы оклеветать, а потом напасть? – она сказала это тихо, но её было легко расслышать. Йольсмир волен крутить интриги, сколько ему угодно, но смысла в том, чтобы скрывать подмогу от собственных воинов, не было. Это быссмысленно. И потому невозможно.
— А если повернуть голову, то «подкрепление» виднеется с обеих сторон. Из этого я могу сделать только один вывод. Нас окружили.
Холодная сталь в голосе, спокойная уверенность Булата вселяла веру и в Кэлнэн.
Но – не доверять?

Булат открыто бросил вызов соседям, и в душе Кэлнэн заворочалось нехорошее чувство. От него сжималось горло, становилось трудно дышать.
Они не могут позволить себе провоцировать северян.
Их слишком мало для резни.
Вдох – щиплет нос морозный воздух.
– Это безумие.
Выдох – облачко пара вырывается из пасти.
Вдох.
– Мы пришли сюда не для того, чтобы устраивать бойню.
Выдох – "Я не хочу войны".

Отредактировано Кэлнэн (23.12.2020 01:09:54)

+5

12

ㅤㅤСаня испытывал легкое замешательство от того, что заговорил Аббадон. С одной стороны он ожидал какой-то да реплики от самого вспыльчивого воина востока, известного, пожалуй, не только в собственной стае, но и за её пределами; а с другой стороны надеялся на кого-то более мягкого, изначально более расположенного к беседе - например, на рыженькую волчицу?
ㅤㅤ– Зачем вы привели подкрепление?
ㅤㅤЭта фраза коту понравилась куда больше предыдущей, адресованной, судя по всему, Хельхейму - иносказательной, нестройной и пассивно-агрессивной. Если в тот раз манул хмурился, то сейчас отметил усилия, прилагаемые волком для того, чтобы оставить интонацию требовательной, но спокойной. Зверек обернулся, привстал на задних лапах, силясь разглядеть кого-то позади их группы. Что-то и правда мелькает среди деревьев? Чьих деревьев?

ㅤㅤМанул вздохнул после слов ягуара. Будучи простодушным, по большей части, созданием, Саня не любил сложную, неритмичную речь и стихи, а также сказания, в которых приходилось продираться через шелуху украшений от рассказчика. От такого болела голова и терялся смысл - ну и зачем тогда вообще нужна такая коммуникация?
ㅤㅤЯгуар вёл себя непорядочно согласно кодексу спутников, который манул сам и придумал - например, не находился на виду всё время встречи, или того хуже - растворялся, сказав лишь одну фразу. Такие фокусы, конечно, очень удобны, но они нервируют волков. Сейчас волков стоило бы поберечь.

ㅤㅤСерый командир раздражается. Саня задорно сверкает искрами, довольный произведенным эффектом. Серьезные дядьки всегда очень забавно смущаются, - и от того злятся, - когда кто-то мелкий делает "ход вне правил". Ух, какой невоспитанный котик, совсем берегов не видит, решил вот так запросто заговорить со строгим воином! Манул зубасто улыбнулся.
ㅤㅤ– А для чего тогда? Спутник догадывался, что ответ вряд ли услышит, но поинтересовался из вежливости. С этим парнем напротив всё было ясно - в переговорах тот видит только неприятные, грязные игры политики, а их смысл, скорее всего, захочет описать только как достижение собственных целей.
ㅤㅤНу, если захочет. Вряд ли. Чего перед несносным котярой распинаться.

ㅤㅤИ лучше бы суровый воин дальше себя блюл, молчал и сурово всматривался в северные морды. Так нет же:
ㅤㅤ– Уж не думал, что северяне так трусливы, чтобы приводить с собой всю стаю целиком.
ㅤㅤСаня разочарованно выдохнул. Про-во-ка-ци-я. Кот постарался сдержать первый же порыв - ответить колкостью на колкость. Северяне - звери стойкие, они могут просто отмахнуться от едких слов, но если Саня ввяжется, то быть беде. Печально быть самым неустойчивым звеном.
ㅤㅤ– Не провоцируй. "Тебя никто не трогал, а ты ершишься."
ㅤㅤ– Это безумие. Мы пришли сюда не для того, чтобы устраивать бойню.
ㅤㅤВот! Наконец-то голос разума! Волчица была моложе воинов, с которыми пришла, открытее миру и больше прислушивалась к своим чувствам. На санин взгляд, в ней восточного было куда больше, чем в Аббадоне и Булате. Звери с нормальными реакциями на происходящее имеют неплохие шансы стабилизировать обстановку. Кот попытался поймать взгляд Кэлнэн - его собственные глаза были наполнены теплотой.
ㅤㅤ"Спасибо."

ㅤㅤСитуацию нужно было скорее разруливать. По волкам видно, что им не терпелось наломать дров. Чем сильнее каждый из вояк сводил зубы и чем больше стекленели взгляды, тем более решительные действия требовались. Саня решил рискнуть.
ㅤㅤ– Это не северные волки.
ㅤㅤАббадон,
- долгий, внимательный взгляд. Если волчище еще не замкнулся в себе до конца, если ярость не захлестнула его, то остается надежда на сотрудничество, – Твой спутник, что ушел к лесу. Что он увидел?
ㅤㅤМанул нервно дернул хвостом. Нужно иметь мужество, чтобы передать такой серьезный козырь чужаку. Если припомнить славу Аббадона - нужно обладать еще и зачатками безумия. Как жаль, что никто не увидит напряжения Сани и его сложную дипломатическую игру.
ㅤㅤК счастью, он делает это не для собственного самолюбия. Никто не хочет войны.

+5

13

Но был среди всех отсель и зритель, что лишь наблюдал, не трогало сердце его ни думы об отчизне, ни злоба, что бурлила в жилах многих, ни злорадства душный смог.
   Пожалуй из всех - кому как не чужаку быть наиболее беспристрастным?
   Чертовски. Холодно. Тут. Стоять.
   Это утверждение трогало сильнее всех драм, что разворачивались у этого холма. Холод делал злым, делал раздраженным, тревожным.
   А иных - делал мертвым, впрочем.
   Потому Хишшугаш-разбойница лишь смирно глядела на окоченевшие трупы иного зверья, утаскивая их к складским ямам, да прикапывая морозным утром и более ценных, из числа не переживших ночи в походе, померших от хвори и холода. Постепенно это вошло в привычку - укрывать от воронья снегом и ветками, прежде чем придет пора отправить павшего на взморье, как велит обычай. Северяне никогда не копали землю и в эти морозные дни любой южанин и восточный бы понял - почему.
   Но гиены не хворали. И все еще тут Хишшугаш-Гадюка, а не в шкуре глядящего по ту сторону глади замерзшего озера.
   Используй любые возможности.
   Играючи глад разгрызает и крепкие корни вековых союзов и договоров - не то что волчий мир, шаткий и нежный как птичий черепок. Право дело, словно гиены. Знакомые к югу и западу места - занесло сугробами высотой с жеребца, а хворь взяла дань многими душами, согнав южнее всех кто мог уйти. Сейчас там - война. Уже. Хаос перераздела. С этой вестью вернулась она в лоно стаи, столь чужой и почти столь же родной за долгие месяца, сложив устало лапы у теплого стана, пустив в тревожное воронье общих дум новую птицу. Куда бежать, если?...
   Когда.
   Случай позволил снискать славы в отряде волков, взявших след нарушителей. Облавой и обманом настигнув и сомкнув клыки на холке преступников, они кинули под лапы Королю этих юрких псов, что давались, всегда с куда большим трудом, но если давались...
   Оставим.
   Волкам - волчье.
   Безучастно гиена глядела тогда, на спорящих меж собой представителей знати, и так же глядит сейчас на жителей двух стай - высокорослой горной и легкой лесной породы, чьи уловки знакомы были кочевнице отнюдь не только по беглым басням пташек. И будто бы в подтверждение этому льется бархатисто глас рыжего вожака лесов и медовая трель златошкурой волчицы, лишь бесславно ударяясь о волю Рокхара, как волны об упертые северные фьорды. Нарушение закона в степях - каралось жестокой смертью, потому гиена считала жесткие законы севера - решением справедливым, уместным, ожидаемым.
  Две стаи были куда ближе, чем хотели казаться друг другу - да и одним и тем же были они для гиены, право дело. Властителями земель, что прятали за своим предназначением и шелухой слов все те же мирские мысли, и тщеславие, и страх, и жажду властвовать всецело... Различны лишь методы. За такие слова верные стану волки вонзят зубы в глотку.
   Но мысли эти чуждые делу, не по чину и роду мелкой сошке. Наемник на чужбине не думает об этом.
   И, как всякому наемнику, вывод из образовавшегося спора для нее был предельно ясен:
   "Север платит - значит Север прав."
   Рокхар чтил слово договора, а пока так - не сыскать верней воина, чем простого лишенника, чья верность - это злато, покуда оно льется рекой из лапы щедрого господина и тот не решит предать сам. Покуда так - верна, быть может более иного властолюбца.
   Бесхитростное житие и мотивы, но не так пряма Хишшугаш в своей роли и на своем месте - пусть и холод жжет лапы, взгляд наемницы не спит, спокоен (чем не дух вам, лесные?): привечает каждую масть и стать, и настроения подходящих, выделяя из них не только тех у кого пляшут чернила злобы в глазах, но и тех что идут смирно, пригибая головы, пряча изморозь на меху и льдистые мысли в глазах.
   Она тут, когда короли уходят на холм, тут - когда говорит Серый и Палач берет слово (славно, по нутру чеканя), оба - словно братья в металлическом звоне слов. Черный волчара - тоже не был обделен зубами и размером, а потому - вниманием, отозвавшись в памяти скользкой историей у границ, понятней был лукавых словом; волчица - была тут самой странной, быть может вес имеет за собой?
   Так гиена слушала и кота, сама же - глядела поверх голов на туманную чащобу, горюя лишь о том что духов не дано видать.
   Лигрица ушла вверх - обозначив силу и власть северян. А что же восточные? Только черный ягуар.
   Зная что каждый угол может таить в себе духа, что каждый угол ненадежен... Волки могли быть лишь ширмой. И никто этого не узнает.
   Сколько невидимых глазу хранителей, может быть вокруг. Чем не истина и то что эфирное воинство будет и там, вверху? Не скользнет ли дымчатой змеей дух, обозначив волю одного из Королей?..
   Шерсть разом взъерошилась на густой гриве. Взгляд цепляется за дебри, утонувшие в туманной дымке. Дрожат листья, мелькают тени, много теней. Гиена замирает, принюхиваясь и медленно оглядывая сумрачную, студёную глушь. Погода и расстояние не позволяет учуять - свой или чужой?
   Досадно. Злая мысль возникает в голове и гаснет.
   Ни Рокхар, ни его полководцы не говорили о планирующейся облаве на "стрелке".
   А это значило одно из трех.
— Уж не думал, что северяне так трусливы, чтобы приводить с собой всю стаю целиком.
   Возвращают ее слова, заставив обратив взгляд на серо-стального. Подкидывать углей в жар - не стоит до отмашки Короля, но что же эмоции, право дело шалят, горят! Не смотря на это - воинская сметка, у серого всенепременно была.
– Мы пришли6 сюда не для того, чтобы устраивать бойню
   В натуру волчицы - верилось охотнее, быть может оттого что была самкой, молодой и думала скорей о злых сторонах войны и лишениях?
   Рассудив, она выбрала для себя сторону - слишком уж комичным казались попытки малого духа усмирить здоровых волков:
   — Война - слишком большая милость для внешних угроз в эту пору, — следом за котом замечает, и кто - гиена, между прочим вставив бесстрастное слово и обратив взгляд к Аббадону.
  Ее клан, и не только они будут очень рады видеть сцепившуюся, больную стаю, а к измотанному победителю - всенепременно придут, как это было ранее. Придут в тылы, брошенные из-за войны и те кто от псового колена, и от кошачьего, и медвежьего. Забрать то что волки назвали "своим по праву".
  На деле - тянет время. Ждет.
  Что ей война? Но сеча славная будет - можно и не выбраться, зная о духах о Дарсар весть каких фокусах. Начнется резня - придется в самое пекло лезть.
  Гиена обводит взглядом всех, как бы чуть выделив им кота, а потому - и присягнув словам его, и лишь чуть задержавшись - на Палаче, будто ища подсказки на вострой волчьей морде Хельхейма, не столь красноречиво, чтобы это было замечено другими, но достаточно для этого не самого глупого волка.
  Замешательство в голосе многих выглядело правдоподобно... Что должно было бы быть так, если бы предполагаемый заговор был известен лишь доверенным, что маловероятно, но все же - короли порой грешили этим. Паршиво если расходной сошкой сочли именно их.

+8

14

Хельхейм завёл свой разговор видя поступки весьма с низкой, недальновидной позиции по мнению Крайта и ища поступкам северян отмазки. Волк не содрагнулся.
   - Есть факт нарушения и есть решения в ситуациях. И если первые привели к миру, то вторые к кровопролитие. Всё остальное лишь отмазки. Наших нарушителей имеем право наказывать лишь Йольсмир. ВЫ на это не имеете право. Но с твоей логикой я должен был перебить достаточно северян когда-то зашедших на Восток по своей глупости. - Аббадон продолжал говорить холодно и без нотки эмоций - Значит голод и болезни есть повод устроить войну? - Какая прелесть! - промелькнула почему-то одиночный голос в голове убийцы, насмехаясь и предвкушая пролитие крови. Сейчас начнёт искать очередные оправдания или обвинения. Ну должно же быть у нас какое-то то веселье?! Пусть ищат, это забавно... Несмотря на внутренний диалог, волк внимательно следил за всем и слушал. Единственными движениями были навострённые уши и наконец то попеременно подняты лапы в которых Крайт н только ощутил холод, обратил внимание на него. - К тому же я знаю тех волков и они ни в жизнь не стали бы проявлять агрессию на территории севера, если только их не атакуют. В любом случае это должен разбираться суд Востока. - холодные сдержанный фразы. Аббадон крайне отличался от привычно говорливого в стае способного высказать своё недовольство любому состайному волку без исключения, если того желал. Тут же непробиваемая скала вымеряющая каждое слово ибо понимает, что каждое слово своё может правоцировать на бой северян или же собственных волков, оттого жаркое пламя левого глаза сменилось непробиваемым холодом правого. Впрочем Крайт у было плевать на мнение чёрного северянина и бессмысленный диалог  ему изрядно поднадоел. И так ясно - будь Хельхейм даже на его стороне, то всё равно не ударил бы лапу о лапу против решения вожака. Очередной марионетка своего вожака. Крайт нужны были действия, а не болтовня.
   Мы еще никого не обвиняли
   - Разве? Да взятые в рабство - Аббадон с отвращением выплюнул эту фразу и вновь сменил тон на беспристрастный - свидетельствует только об этом. - пожалуй следующая мысль промелькнула в глазах Аббадона, но не успел бы заметить никто ибо в сию секунду Крайт очередной раз устремил взгляд на гору. Интересно, а как тебе понравятся северяне взятые в рабство?
   - Но, раз об это зашла речь, разве не с вашей стороны виднеется подкрепление?
   Взгляд глаза в глаза. Дернулось ухо к холму.
   - Почему ты отвечаешь вопросом на вопрос? Значит я прав... - такая манера ответа Хельхейма дала Аббадону повод убедиться в принадлежности чужаков в лесу к Северянам, ведь если бы это было ни так, то Хельхейм просто отрёкся бы от них или предложил проверить, но вместо этого начал юлить. Крайт намеренно завёл наводящие вопросы, ведь продолжая Хель в таком образе отвечать, то лишь подтвердит правоту Грозы Лесов.  Разве можно такому собеседнику доверять? Определённо нет. Это неверие могли увидеть как северяне, так и восточники ибо Крайт едва поднял хвост и едва сщурил глаза на мгновения. Или он настолько туп, что не понимает бессмысленность моего вопроса в случае будь это восточники? Голоса что-то прошипели в ответ, но из-за их многочисленности было не разобрать смысла их слов. Аббадон продолжал вести себя невозмутимо и внимательно, хотя в душе уже жаждал разобраться со всем этим поскорее, чтобы понять будет ли война или нет. А лучше перегрызть глотку Рокхару и все дела. Взгляд так же был спокоен и без угрозы, как и остальные жесты. Тем временем он ощущал ещё большую тревогу Дума, который так и не осмелился приблизиться ближе, лишь наблюдая. Аббадону хотелось сорваться к своему спутнику наплевав на вся и всех, но долг заставлял его оставаться на месте. Только лишь вновь оглянув своих состайников, заглядывая тем в глаза, а после пристально осмотрел северян и вновь на гору, северян, в сторону Дума, северян, состайников...
   Аббадон поймал взгляд Булата. И что же ты думаешь? Считаешь ли меня не правым? Плевать. А может жаждешь как и я разорвать им глотки за над ругательство над нашими?
Разглядывать и пытаться угадать мысли состайников не лучшее занятие сейчас оттого волк продолжил мониторить округу готовясь сражаться в любой миг. Наличие гиены не нравилось ему. Кто знает с кем ещё связались северяне? Лицемеры утверждающие о чистокровности и великих воинских умения, а сами разводящие полукровок и заключающий договоры с кем папало. Раз привели гиену и лигрицу, значит демонстрируют силу, а если так, то... Что же северяне, струсили? - мысленно, хищно улыбнулся Крайт.
  Слова Булата заставили волка глянуть на состайника холодно, но без эмоций. С одной стороны Булат был прав, с другой, слова эти выглядели как некоторый вызов, а это сейчас не было хорошо. Аббадон оглянул реакцию северян. На фразы об окружении Крайт предельно чётко и басист произнёс смотря в глаза Хельхейму:
   - Я солидарен в твоём выводе. Дум чувствует неладное. - чувствам спутника Аббадон всегда предельно доверял и  они никогда не обманывали их, выручая в довольно сложных ситуациях порой.
   Пожалуй Крайт хотелось глянуть на Булата с его последней фоазой отдергивающе-напряженно, но вместо этого продолжил следить за реакцией северян,ожидая ответных обвинений со стороны севера.
   На первую фразу вступившей в диалог Кэлнэн, Крайт кивнул в знак согласия. Остальные же проигнорировал,хотя на последней волк едва опустил голову, что можно было бы тоже расценить как согласие и потдержки, но не потому что волк этого хотел, просто - политика мира...
   Зато манул дал достаточно развёрнутый ответ. Проблема в том, что кот может и не иметь намерений северян и уж слишком верить ему, но если он говорит, что это не северяне... Дум не был бы так напряжена от обычных волков... Что же там происходит?
   - Если Дум прав и твои слова правдивы... Саня... то нас ждут куда большие Неприятности сейчас, чем наши данные разборки. - Крайт вытянулся, отчего стал ещё выше, могучие мышцы напряглись. - и тот кто следит за нами будет рад если мы сцепимся в драке и не придём к устраивающему решению, обоих стай. Что без возвращения наших состайников невозможно. Но по слухам нас ждёт куда более опасный враг, - Крайт вглянулся всем в глаза - чем мы все вместе взятые. - Крайт не был склонен доверять слухам, но уж слишком много он в последнее время слышал и видел, что заставлял воина говорить одно: "как бы ты не верил во врага, но готов ты к нему обязан быть". - Если это не мы и вы, то кто? Дум ушёл на разведку к лесу, может быть кто-то из северян уберёт хвост от промежности лап и проделает тоже? Если конечно это действительно не вы и не боитесь чужаков? - с неким вызовом в последних словах проговорил Аббадон ожидая со стороны тактики "я ни я и хата не моя" нежели действий подтверждающих правдивость слов кота.
   Слово вставила и гиена. Аббадон выдержал пристальным взгляд в её сторону в котором хоть и не читал я вызов, но упорство.
   - И эти угрозы обязательно воспользуются этим шансом.

+3

15

Почему Хельхейм ответил вопросом на вопрос? Почему не стал открыто отрицать? Он просто посчитал, что любой его ответ воспримут так, как сейчас. Если бы Хель сказал сразу и прямо, то все равно бы посчитали, что он врет. Заговорили бы, что северянин оправдывается. Но, разве не восточные волки склонны к подлянкам? Взять же слова Аббадона, который говорит, что не раз прогонял северян, которые ошибочно (или нет) зашли за границу. Это звучало так, словно разноглазый волк хотел показать, какие они хорошие, просто прогоняя чужаков.
«- Смешно», - промелькнуло в голове Хельхейма. Ведь и север не нападал на каждого восточного волка. Всегда давал предупреждение и прогонял, но разве сейчас это играло хоть какую-то роль? Такими сравнениями моно меряться без конца и края.
- Аббадон, - пожалуй, это впервые, когда Хельхейм обратился к разноглазому восточнику по имени. – Не кажется ли тебе странным, что ты, так яро хочешь выставить волков, в тени деревьев, за северян? – Палач приподнял бровь и слегка вздыбил шерсть на загривке.
- Север не настолько слаб, чтобы опускаться так низко, пряча свое подкрепление, - сказал волк, переводя свой взгляд на Булата. Что эти восточники себе возомнили? Думают, что они кого-то обманут? Привели волчиц на переговоры и думают, что кто-то поверит в святость? Так или иначе их король планировал скрыть подкрепление, ведь Северу не нужно доказывать свою силу.
Внутри что-то замерло. Впервые за столько лет, Хель ощутил сильное желание… он захотел, чтобы между стаями началась война. До дрожи в лапах захотелось войны, но Хель сам не может ее начать. Не может напасть или спровоцировать. Он не умеет вести игры разума. Остается только надеяться…
- Саня, отправляйся на разведку в лес, узнай, что за волки там прячутся, - совершенно спокойно сказал Палач, обращаясь к спутнику Эридина.  Разве спутники не идеальные разведчики?

Отредактировано Хельхейм (09.01.2021 17:31:20)

+5

16

Она постаралась отвести взгляд, встретившись глазами с Саней – просто потому, что неспокойно было на душе, а так оказалось легче. Кэлнэн была уверена, что поступает правильно, но что скажут на это Аббадон и Булат? Хорошие воины, но они словно не понимали, что в случае войны опасность грозит не только им и даже не только воинам, но и волчатам, и старикам. Кэлнэн не верила в милость Севера.
— Война - слишком большая милость для внешних угроз в эту пору.
"Гиена?"
Кэлнэн могла бы рассмеяться: её поддержала гиена, а состайники промолчали. Нет, вроде бы Аббадон кивнул, только вот что-то не верилось в его внезапное миролюбие... Но смех был слишком большой вольностью в компании северян и окруживших всех теней. Кэлнэн незаметно снова оказалась в стороне от разговора.
- Аббадон. Не кажется ли тебе странным, что ты, так яро хочешь выставить волков, в тени деревьев, за северян?
В целом, Хельхейм был прав – волки могли быть кем угодно, хоть бандой с Запада; только в одном Кэл была уверена – это не восточные воины, иначе Йольсмир предупредил бы их... или нет? Что, если это действительно подкрепление их стаи, о котором они не знают? Или это родственники погибших и взятых в плен пришли отомстить? Если так, то дело плохо, потому что северяне убедятся – верить Востоку нельзя. Или поверят, но посчитают, что они слишком слабы, раз нарушен приказ короля. И ведь неизвестно, что хуже...
- Если это не мы и вы, то кто? Дум ушёл на разведку к лесу, может быть кто-то из северян уберёт хвост от промежности лап и проделает тоже? Если конечно это действительно не вы и не боитесь чужаков?
Кэлнэн едва не застонала – это было как минимум не очень умно...
- Север не настолько слаб, чтобы опускаться так низко, пряча свое подкрепление.
"Ну да, вы предпочитаете выставить напоказ свою силу," – готово было сорваться с языка, но Кэлнэн стиснула зубы и промолчала. Напряжение и так чувствовалось в воздухе, упражнения в остроумии не стоили жизней.
- Саня, отправляйся на разведку в лес, узнай, что за волки там прячутся.
Больше всего она боялась, что это и правда их состайники – хотя так у них есть хотя бы шанс уйти отсюда, а вот если северяне, то есть немаленькая вероятность прямо тут погибнуть.
Нет. Надо отогнать ненужные мысли.
– А ведь даже если это окажутся не восточники и не северяне, нам всё равно придётся вступить в бой, – словно невзначай заметила Кэл. – Потому что вряд ли кто-то явится на место переговоров на границах стай случайно – не в таком количестве, да и прятаться... хотя они словно хотят, чтобы мы их заметили, но приняли за скрывающихся, – волчица волновалась всё больше, чувствовала, как где-то в горле колотится сердце. – Наши не стали бы так делать, потому что это бессмыснно. Нежиданность теряется. Да и северяне – не дураки, чтобы лишаться такого преиумщества.

Отредактировано Кэлнэн (08.02.2021 14:13:12)

+4

17

ㅤㅤСаня чувствовал напряжение - но, в отличие от суровых воителей, не из-за необходимости быть постоянно готовым к атаке или обороне. Его напрягала серьезная умственная работа, необходимость следить за эмоциями всех собравшихся, ловить интонации реплик и выискивать в каждой фразе невысказанные мысли. Так много агрессии...
ㅤㅤСейчас кот не чувствовал необходимости вмешиваться в диалог, сложившийся между Хельхеймом и Аббадоном. Здесь одной строгой фразы точно бы не хватило для пресечения конфликта, а втолковывать что либо хоть одному из упертых баранов - дело проигрышное. Пусть дразнят друг друга, раз им так нравится. Пока есть спокойные состайники под боком, никто не должен сорваться. Очень радовало и вдохновляло то, что находились сторонники позиции манула, уравновешивающие товарищей, в которых мы не-будем-тыкать-лапами. Кот плавно перекладывал пушистый хвост со стороны в сторону да медленно моргал желтыми глазищами, обводя каждого из участников встречи взглядом.
ㅤㅤИ-и-и... Ставка на Аббадона сработала! Зверь отвлекся от своих агрессивных и едких речей, сопоставил факты и собственные чувства и понял, что всё не так просто. Каждый раз приятно за ужасным первым впечатлением находить что-то хорошее, разумное и готовое к сотрудничеству. Хотя про хвост это он загнул, конечно.
ㅤㅤ- Саня, отправляйся на разведку в лес, узнай, что за волки там прячутся.
ㅤㅤСвоевременное и мудрое указание. Манулу как раз хотелось проветриться последние примерно... сколько там длится вся встреча? Духовная форма удачно уравнивала способности ловкого ягуара и неуклюжего пушистика - перебирай последний своими лапками как все коты, повинуясь физическим ограничениям, разведка бы несколько затянулась.
ㅤㅤВозникло какое-то глупое желание сказать что-то на прощание, Саня даже приоткрыл пасть, но вовремя спохватился. Теперь уж не до его успокаивающих и ободряющих речей. Коротко кивнул Хельхейму и бросил взгляд на Кэл. Наверное, в его понимании она была главным представителем востока.
ㅤㅤСаня невесомой тучкой парил над землей, целеустремленно продвигаясь к лесу. Отойдя чуть поодаль от волков, он предпочел скрыться - теперь-то ему ни к чему соблюдать правила приличия. Кем бы ни были ребята среди деревьев, скованности от прихода на закрытую вечеринку они не чувствовали - и чем манул хуже?

+6

18

"Кому война - кому мать родная".
Народная мудрость
   И хоть над холмом не проносился рык во всю глотку, любезной эта беседа могла бы показаться лишь белке с большого клюквенного бодуна, реши она сунуть нос к ближайшим деревьям и принять это змеиное шипение за говор мирных знакомых. Но воины держали себя в лапах. Это называлось - светская беседа.
   Светские беседы нравились Хишшугаш. Можно поучиться новым выражениям, и не только матерным.
- Наших нарушителей имеем право наказывать лишь Йольсмир. ВЫ на это не имеете право. Но с твоей логикой...
   Аббадон ей не нравился - не как личность, скорее как возможная угроза, видела гиена в нем что-то знакомое пусть и не по крови. Головореза. Из рода тех что идут на многое ради своих целей. Жестокого спорщика, что либо возглавит ватагу под знаменем своего хвоста, либо будет в итоге разорван вожаком за дерзость. "Такие долго не живут". Черный не нравился многим - судя по тому случаю, что был на слуху у горцев, но Аббадон с этим фактом, похоже, не только сосуществовал, но и жил, и в этом факте цвел, и, возможно, даже плодоносил, оттого гиена начинала раздумывать - как и с кого угла подходить к этому кабану. По всему выходило - сзади. Как мама учила. Так надежнее.
   Но и не такой ведь дурачина король лесных ставить полного сумасброда, верно? Среди гиен россказни ходят о почти шакальем лукавстве лесных, расчетливости виртуозной.
   Вторя мысли Хишшугаш навострилась, подобралась, выуживая ноту фарисейства - отнюдь не слабости знак, только шелушить приходится слова, угадывая в них истину, что иных - утомляет. Не чета Северу, где речь уверенно шла, проламывая путь, требуя, веля, категорично споря, а со стороны Востока - текла сладко и ладно, умасливая травами и прочими дарами.
   Голод твердил свое и вот уже переменчиво к мыслям ранее, будто подзадоривая, поглядывает наемница, всласть пользуясь не читаемым своим темным взглядом на волков, что были пониже чином, но куда более едкими были. Серый палач не подал ответного знака, уж как ни чаяла кочевница уловить намек на приказ или подсказку. Ужель не заметил, не внял? Либо же - нужным не счел отвечать стороннему наемнику о, якобы, затее их короля по версии лесных. Да кому! - одернула она себя, - не духу, не сородичу, приблуде, сумевшей бы продать этим же лесным сведения. Нет, сестрица...
- К тому же я знаю тех волков и они ни в жизнь не стали бы проявлять агрессию на территории севера, если только их не атакуют.
   "А мордой - вы все одинаковы. И на вкус тоже одинаковы."
   На миг она захотела посодействовать всеобщему зову, этому густому рыку слов, окунающему в дегтярную реку, ощутив как эта вязкая ненависть пачкает шерсть вусмерть, и тягучая вонь ее запечатывает ноздри, и глаза, и уши, подбирается к сердцу и с захлебывающимся ударом его течет уже новой густой кровью, твердящей - "Убей".
   Вздохнув, гиена поглядела на Кэлнэн - с бесконечной печалью в темных глазах, но не совсем с той, что была близка и понятна лесной, но успешно на нее походила, отражая те чаяния что гиене не принадлежали никогда. "Экие, смотри...".
   Но спор было необходимо унять, и вот уже вынужденный ход под провокацией черного - пустить в знак мира духа на разведку. Заслуга в том была и кота, заставившего сменить дерзость на сомнение, видимое или нет.
   Проводы взглядов - и куцехвостый толстяк исчезает. Ни одна мышца не дернулась на морде золотистой, и сама она осталась стоять на посту, не смея ослабить внимания и не переча. Но тревожно кольнула мысль - Хельхейм сам не знает что за тени, потому и молчал. Она была вынуждена всецело доверять палачу с черной полоской на морде, как наивысшему у этого места чину, и манулу, как никак - спутнику Десницы, подыгрывая в их спектакле слепо, как игрушка...
   И все же, теперь у этой стороны не было духов - лишь живые. Хороший ли это ход?
   Восточные слыли своими уловками - так что эти тени могли быть и не волчьими. И не только лишь там они могли быть.
   Сама собой заплясала, зазмеилась мысль, приняв облик черного змея - Нефира, избравшего себе лекарку северян. Славные силы доступны и тем кто в горах, и тем кто в лесах - и гибельный змеиный клык, и быстрое перо вестей, знай лишь как использовать. И на каждого духа быть может найдется другой... Главное этих духов обезвредить, не волков, нет...
- Потому что вряд ли кто-то явится на место переговоров на границах стай случайно – не в таком количестве, да и прятаться... хотя они словно хотят, чтобы мы их заметили, но приняли за скрывающихся,
Отвлечь внимание, —  гиена пустила взгляд в небо, будто голубь мира, право дело, ни на что не намекающий, — этим шумом от чего-то более важного, правда? Под самым нашим носом. Нужно следить в оба.
"Правда ведь, Хельхейм?"

+4

19

Аббадон говорил лишь что не тронув северян, теперь и им пора оплатить той же монетой, но столкнулся в реально серьёзной ситуации с северянам и теперь видел в них лишь упрямых, глупых, эгоистов, но не способных на честь, что промелькнуло в глазах Восточного безумца. Волк гордо глядел на северян с высоты своего роста. Жалкие шакалы, ничем не отличающиеся глупостью от Восточных и западных шавок. Он по-прежнему стоял невозмутимо скалой с прижатым огрызками ушей, часто поглядывая на всех и к деревьям ожидая возможной атаки.
   Северянин обратился к Крайту и тот навострил уши. Ну ка порадуй меня очередным бессмысленным речами. Хельхейм заговорил. Аббадон слушал внимательно. Смотри, он решил с нами поиграть! - раздался ликующий голос в голове волка - А мы ему ответим? - другой голос более серьёзно прошипел словно на ухо войну, что даже тот дернул им. Ну же, ну же, я хочу играть... - вторил первый. Решил перекинуть вину на нас? - игнорируя возгласы в голове продолжил Крайт - Или решил потратить моё время на взаимообвинения? Не выйдет. Мне это изрядно надоело.
   - Решил поиграть в игру кто кого больше обвинить или надеешься, что я начну оправдываться? - удар прямо в лоб без компромиссов и отступления, без угроз, грубости, но с натиском и уверенностью в своей правоте. - Ты не ответил на мой вопрос прямо, так с какой стати должен делать это я? Либо мы говорим открыто и напрямую... - в волчьих глазах промелькнула пламя - Либо я не вижу смысла продолжать это разговор. - пауза в несколько секунд - Так мы говорим с тобою или замолкаем, а палач? - речь была одновременно холодна и призываю Ща. Призывая действовать прямо и конкретно, либо прекратить глупые препинания, что заводили этот разговор ни в диалог, а конфликт. Пусть волки и не вожаки, но могли прийти к какому-то согласию ни ради себя, а ради стаи, возможно даже смогли бы найти компромисс между собой и привести вожаков к этому. Да жажда крови была велика и война для Крайта способ очистить ряды Востока от полукровок, как и наверняка у Хельхейма были свои мотивы для войны, но оба прежде всего вышли теми кто обязан был защищать стаю и как бы Аббадону не делалось кровопролития он будет действовать воими стаи пока та не предаст его. Кто знает, может быть он когда-нибудь прославиться не только ненавистником полукровок, великолепным воином и спасшим королеву, но и каким-то героем спасшим стаю, получив всё её уважение и кто знает как изменился бы Аббадон и изменился бы вообще? А пока он на правах старшего воина закруглял конфликт в трубочку в ожидании ответа Хельхейма, по-прежнему сдерживаю свои порывы и проявляя лишь хладнокровие.
   Слова Булату волк проигнорировал внешне. Не будь вы слабаками, то не убили бы наших охотников.
   Когда же палач отправил спутника в разведку Аббадон краем глаза глянул на Сану и Хельхейма. Не уж то ли до тебя дошла сия мысль.
  Заговорила Кэлнэн. Крайт покосился на неё с хорошо скрываемым раздражение и пусть она пыталась мыслить логически, но Крайту в какой-то момент показалось что она оправдывается перед северянами и пытается их выгородить. Аббадон глянул в глаза Кэлнэн и лишь она могла успеть прочитать е его взгляде: А может и растелишься перед ними? Но вновь принялся следить за всем происходящим, а ещё эта фраза волчицы "всё равно придётся вступить..." К чему это Кэлнэн? Ты думаешь вообще что городишь? Или не понимаешь что подобная фраза может быть расценена как наше желание атаковать северян? - все эти вопросы не о заждались самке в глаза.
   - Вступить в бой это самое глупое решение о котором можно мыслить в данный момент. - коротко отозвался Крайт зная куда более лучшими способы и методы.
   Манул исчез, а разум волка кольнула мысль о Думе который ещё не вернулся, хотя и по ощущениям в порядке.
   - Есть идеи от чего? - обратился он к гиене. Видел он в ней что-то близкое по духу и далеко не простое какой кажется на первый взгляд.
   Тем временем слова с горы доносились до ушей Крайта и тот с презрением глянул на королей.
   Подонок, ты предлагаешь им помощь когда они держат наших в рабстве? Да что б тебя в рабство прибрали. А ты Северная сволочь сам боишься отдать своего лекаря и предлагаешь чтобы мы своего отправили, дабы захватить его и ещё больше ослабить нашу стаю? Как ты смеешь вообще что-то требовать выродок? Не уж то ли ты - Йольсмир согласишься на это? Почему ты вообще сейчас позволяешь что эти паршивцы относятся к тебе ни как к вожаку чужой стаи а своему починенному или даже рабу? Такого позора для востока я ещё не видел. Возьми себя в лапы или отдай пост достойно у восточному волку, а не выставляй Восток посмешищем и колонией северян.

Отредактировано Аббадон (13.02.2021 21:22:26)

+3

20

Саня послушал указание Хельхейма и направился в сторону леса, посмотреть, что за волки там прячутся.  Свои или чужие? Хель был уверен, что Север не пойдет на такие грязные уловки. Они достаточно сильны, чтобы встретить противника в лоб, а не заниматься щенячьими выходками. А вот про Восток такое не сказать. Те еще хитрецы, которые не понимают, что виновные должны пасть от клыков Севера. Восток первый перешел границу и разговор идет не только о том, что перешли земли, а о том, что они первые напали,  не желая уходить.
Палач шумно вздохнул. Его утомляли разговоры, утомлял запал Аббадона, который так и жаждет вскрикнуть «Я был прав, это все Север» или что-то в этом роде. Так видел Хельхейм, и вряд ли сменит сейчас мнение.
- Я уже ответил: Север не настолько слаб, чтобы прятать своих волков, - сказал волк, а выражение его морды, становится более агрессивным.  – Я более чем уверен, что только Восток мог спрятать своих волков, а потом сыграть в мартышку, чтобы на него не подумали. Хорошая идея, но очень уж очевидная, - палач  вздыбил шерсть, слегка оскалился. Если начнется бой – разноглазый его добыча и Фарвет определит, кто сильнее: опытный или молодой. Хель четко понимал, что результат будет 50 на 50.
Хельхейм снова шумно выдохнул, пряча клыки и обращая внимание на гиену. Ранее, он должным образом на нее не обращал внимания, но ощущал, что та чего-то ожидает от него.  Посмотрел на наемницу, прокручивая в голове последние события.
- Хишшугаш, - проговорил Хель, обращаясь к гиене тем самым давая понять, что он ее не игнорирует. – Ты и, - небольшая запинка, в которой промелькнул сексизм по отношению к Кэлнэн. Не мог Палач воспринимать самку, как воительницу и откровенно не понимал, чего восток привел столько самок, - и восточная волчица, можете оказаться правы, если окажется, что неизвестные не принадлежать к стаям. Сейчас много банд и изгоев, которые захотят воспользоваться моментом и напасть на две стаи. Особенно во время переговоров, но, откуда они могли узнать о встрече? Если только кто-то не проговорился, - Хельхейм бросил взгляд в сторону восточных волков.
- Ожидаем, когда вернуться спутники, которые смогут помочь разъяснить ситуацию. Сейчас другого варианта нет, - подвел итог Палач, и направил уши в сторону вершины холма, прислушиваясь к разговору верхушки стай.
Рокхар правильно поступает, что не соглашается с Йольсмиром. Разве может какая-то трава, пусть даже лечебная, стать оплатой жизни воина? Определенно нет.  Только кровь за кровь. Восточники первыми напали и убили, а значить должны поплатиться жизнью и никакая трава или добыча не подходит для компромисса. Да, с такими мыслями Хельхейму, никогда не стать дипломатом. Да и всегда кто-то должен оставаться просто воином и тем, кто будет марать лапы в крови.

+3

21

Ей не по себе становилось от всех этих взглядов, которые Кэлнэн не столько замечала, сколько чувствовала. Такое внимание – да, даже такое – со стороны враждебного севера заставляло нервничать и постоянно контролировать себя, чтобы ненароком не выдать эмоции; жаль, она никогда не умела контролировать себя так же хорошо, как Булат ("Что-то он замолчал?") и тем более – заменять одни эмоции другими. Морда кирпичом – лучшее, на что она способна...
Что ж, можно и так.
- Решил поиграть в игру кто кого больше обвинить...
Но, Дарсар, как же сложно не скривиться и не прошептать, чтобы заткнулись. Кэлнэн заводилась вслед за остальными,из последних сил стараясь держаться и не психовать, но становилось почти физически тяжело удержать спокойствие. Храбрости бросить обвинения в морду не хватит, но одно в полголоса сказанное слово – и хрупкое равновесие у подножья холма треснет. Забавно будет, если война начнётся не по слову королей, а по оскалу воинов.
- Я более чем уверен, что только Восток мог спрятать своих волков, а потом сыграть в мартышку, чтобы на него не подумали. Хорошая идея, но очень уж очевидная.
Кэлнэн не успела сдержать рык – только перевести его в кашель. Немного помогло. Поспокойнее стало.
Она слишком заводится, а тут и без неё достаточно готовых порвать друг другу глотки.
Запинка Хельхейма вызвала раздражение, но волчица понимала, что это только потому, что она и так бесится. Рна даде не помнила, называл ли её кто-нибудь по имени, а если и да, то не была уверена, что Хельхейм это самое имя вообще запомнил.
- Ожидаем, когда вернуться спутники, которые смогут помочь разъяснить ситуацию. Сейчас другого варианта нет.
"Здравая мысль."
Озвучивать это Кэлнэн не стала – сейчас её мнения никто не спрашивал, а раз согласна, лучше помолчать, чем лишний раз вдыхать морозный воздух. Холод уже не казался таким нестерпимым, но по-прежнему ощущался, а позволить себе слечь Кэлнэн не могла. "Не дождётесь, кто бы вы ни были" Но один вопрос всё-таки был...
– Если они решат напасть, в теории их надо задержать и не пропустить к королям, но если они окружили весь холм, удержать их будет сложно. Я бы предложила разойтись вокруг холма, но тогда нас перережут поодиночке. А если останемся тут кучей – все остальные склоны открыты.
"Надо бы предупредить вершащих политику, что стоит внимательно оглядеться." Но сама Кэл не рискнула бы это сделать.

+5

22

Золотистая разбойница стоит, взгляд ее - не сходит с серой мглы, где плясали странные тени. Но уши - внимают.
Посягательство на чужую территорию, охота на чужую дичь, а затем атака на защищающий отряд, который пришёл отбить нарушителей со своих же земель. Йольсмир, теперь ты видишь этот конфликт с нашей стороны?
   Что же, так оно и было - со стороны гиены, поежившись от стылого ветра, она согласилась с этой темной волчицей. Негласный закон был прост - не тронь чужое, он был написан кровью и на этом зиждился мир поколений. За это карали... более жестоким способом, несть числа им как коней в табуне и каждый из них был хорошо известен гиене и был у нее грех создавать новые способы, коли так велела судьба... Север был прост в своем решении, и в своем правиле все же, милосерден - отправив пленных в рабство. Сейчас они убирают мусор, но они живы.
   Ухо повернулось к Хельхейму, что вновь отбил удар черношкурого в его же манере - казался он ей всегда расчетливым, кое-где - жестким, взвешенными решениями пробивая дорогу в волчьем мире, что, без сомнение вызывало уважение, но прежде всего он был воином, потому его посеребренный годами сородич там, вверху. А он - тут. Но, возможно он займет место Эредина позже, впрочем гиене не было до этого ровно никакого дела.
   Заслышав свое имя, Хишшугаш оторвала взгляд от низовий, скрестив нечитаемый взгляд с горящими угольками желтых глаз Палача - эта встреча длилась несколько долгих секунд. Буквально в каждом движении, ужимке разыскивала она ответ: "Скажи же, что мне делать, господин?...". Но серый был так же спокоен, обошелся дежурным приказом. Если он был уверен в ситуации, то тщательно это скрывал. Ждать...
   Да будет так.
   До уха донесся дерзкий рык - то был разговор, и часть внимания гиены вновь устремилась к вершителям судеб. Дерзкое предложение - передаче земель, оно развеселило налетчицу. Черная волчица решила откусить большой кусок, взяв сразу половину туши. Местные порядки не давали волчицам много власти, наказав им гонять оленей и сидеть с детьми, однако эта черношкурая чем то полюбилась королю, раз он дал ей в пользования такие слова. Это была пощечина, когтями по морде, в этот голодный период. Никто не даст такой откуп - и речь лесного царя была ответом на это. Слова, слова...
   Спор длился.
   Ждем...
   Чаща молчаливо взирала, стылая земля кусала лапы, напряженный взгляд потрошил низину, цепляясь за каждое движение травы и лживые тени вокруг, с подозрением огибая коряги, торчащие из-под сугробов. Потрепанное гиенье ухо вновь повернулось к Кэлнен.
— ...но если они окружили весь холм, удержать их будет сложно.
   Практичность в словах волчицы достойна большего внимания чем спор, на миг оторвав взгляд от деревьев, гиена поглядела на нее, единственную, кто не хотел войны в полной степени:
— Верно. Ведь там могут быть не только воины, но и их спутники. Сможешь ли ты увидеть их? — гиена поглядела теперь уже на Аббадона, — Сможешь ли ты утверждать что они не водят тебя за нос, отвлекая? Когда кто-то подбирается к твоей шее с другой стороны?
   Хишшугаш хотелось бы рассмеяться - едва ли она поможет такими словами? Но нельзя лить смолу в огонь, потому она сыпет снег, будто его мало, и надеется присыпать след, лукаво поглядывая на больших и острозубых волков. Игра с неизвестностью, и... доверие к своим нанимателям. Слепое доверие. Неприятное слово.

   "Если вы броситесь грызть друг другу глотки - то докажете что ничем не лучше нас."

   Гиена вновь глядит на холм, слова ее учтивы к обеим сторонам, лишены страстей - в ней нет той отчаянной ненависти к лесным волкам, но она готова броситься на них, если так будет нужно.
— Господа, мы можем долго гадать - кто из наших стай стоит в тени? Но прежде чем винить друг друга, подумайте и над всеми другими вариантами. Эти сведения могут дорого стоить на стороне. Они могут быть добыты разными путями и мы не узнаем этого сейчас. Пока наши спутники там.
  Текут мгновения, ветер играет с торчащими из-под снега мертвыми травами.

   "Вы - такие же как и мы, остальные звери, что вы зовете варварами, направив усмешку с высокой горы на хромую лису, что ползет в ваши угодья за мышью, выпрашивая милости."

— Куда проще было бы воевать летом или осенью - тогда часть охотников не была бы полностью занята снабжением провизией и ее добычей. Война зимой - неизбежно обернется многодневной осадой логовищ и большими потерями. — замечает она, на миг приметив колыхание снега и алый росчерк, и шум перьев, едва слышный - то был вспорхнувший снегирь. Испуганная птаха.

   "...Вы - видите врага в том кто сватал жен за ваших сыновей однажды."

— Восточный волк окажется в ловушке гор, похороненный под лавинами, ведь снег в избытке выпал сейчас, доходя до брюха жеребца, в чем мы с вами успели убедиться воочию,— повернувшись, гиена поглядела на серошкурого Булата, молчаливо наблюдающего за ними; затем взгляд мимолетно скользнул по шкуре великана-Аббадона и, наконец, едва коснулся пестрого меха волчицы-Кэлнэн.

— ...Но могучего северянина - ждет волчья яма, прикрытая еловыми ветвями, в стылой и густой чащобе, столь узкая что не поднять и лап, в ней юркий и слабый скользнет харзой, полоснув клыками по горлу того, с кем не совладал бы один на один, — вновь мимолетный вопрос к палачу в обращенном искоса взгляде, послушание, усмешка, гиена посматривает на чащу... кажется духи и правда задерживаются?...

— Победитель потратит много сил, отдав Дарсару лучших воинов, а позднее, раненый и усталый встретиться с голодом и болезнью. А когда снег сойдет - на эти земли придут другие хищники, взимать жатву с неоперившихся и их матерей. Те, кто хотел бы жить в лесах и горах. Ты спрашиваешь - кто это может быть? — обратилась она к Аббадону вновь, едва блеснув клыками в усмешке, —  Буквально кто угодно. Больше чем один. Больше чем твоя, наша ненависть.

   "Достаточно лишь одного слова - голод, и этот лживый мир рухнет, явив облик дикой охоты и звериной алчности, истинных владык этого мира."

— Ненависть - не должна делать слабым. Мне не дано судить о решениях... Но этого ли хотят наши Короли с-сейчас? — гиена замолкла - взгляд ее равнодушный, вновь потух, обращен к серой хмари стылого утра и колышущейся дымке. Она ожидала.
    Только один Хельхейм, мог бы уловить беспокойство в мимолетных касаниях взгляда.

+5

23

Хельхейм пытался тянуть одеяло на себя с лозунгами "Бедный обиженный Север!" и если бы волки знали бы что такое "транспарант" , то Аббадон обязательно подарил сию вещь палачу и предложил бы походить с ним по Западному королевств. Правда прожил бы он ни так уж и долго. Но сией штуки не было, а волк изрядно поднадоей своими жалобами и попытками перекинуть всю ответственность на Восток и Крайт проста потерял к нему всякий интерес как к ьесполезному предмету, разве что заметив злобу волка, мысленно ухмыльнулся ядовитой улыбкой под фанфары собственных голосов, которые пытались смешать я с болтовнёй Кэлнэн и неожиданно пробудившейся гиены. Собственно вся эта бесполезная болтовня в купе с тем что творилось у него в голове достала Крайта и он занимался тем что внимательно следил за обстановкой ожидая Дума и мысленно матеря Йольсмира если тот хочет просто обменяться территория и забыв о состайниках, а так же пытаясь понять насколько ошибочно собственное мнение о словах вожака. Безусловно он не забыл припомнить дурным словом северян и усмехнуться как король севера подталкивает той, что должна помалкивать в столь суровой стае. Марионетки правят кукловодом, а кукловодом уж не имеет собственного языка и мозгов раз позволяет плести своей свите чушь. Видимо Вожак то уж только перед восточники Вожак, а так тепло, что скоро потеряет уважение собственного народа с такими брехливыми руководителями. Лекаря они хотят? Земли? Вырвать бы вам глотки трусы спрятавшиеся за одну фразу и более неспособны изречь адекватных фактов. Или намеренно войну развязывают?
   Следи за обстановкой и если что ты пойдёшь к Йольсмиру.   - кинул он Кэлнэн и глянул на палача: Насколько ты идиот чтобы броситься на восточника в такой ситуации?
   На Хишшугаш он глянул колким взглядом. Ты думаешь я умственно отсталый и могу не предусмотреть такой вариант? Собственно Аббадон следил в первую очередь за северянам и и королями, но не забывал и что твориться вокруг. Шум в голове то нарастал, то становился тише и не увидь иные эти тени, то ненароком бы подумал, что его опять посетили зрительный галлюцинации.
   - Твои прописные истины и так известны. - сказал Крайт глядя на усмешку гиены так будто на заигравшегося волчонка. Хотя должен признать что много правильного в её словах, но этого Хишшугаш не прочесть ни в глазах, ни на морде воина, лишь холод и некоторое безразличие. Если будет война то проиграют стаи, а это ему и так ясно. Знала бы ты о моей ненависти. - усмехнулся то-ли сам Аббадон, то-ли голос в голове.
   Тем временем волк поёжился от начавших замерзать лап и стал вновь оценивать ситуацию мысленно пытаясь прикинуть варианты действий. Собрались и говорите по делу. Сейчас важно не содрать шкуру с палача, а держать ухо в остро. - смог направить голоса в нужном направлении Аббадон уже не впутываясь в разговоры. Глаза изучали воинственнось и сосредоточенность, напрягшиеся непривычно развитые для своего вида мышцы напряглись и выдавали готовность своего хозяина мгновенно отреагировать на опасность. Как жаль, что бы, голоса, можете лишь болтать. Сейчас бы вы тут пригодились мне.

+1

24

Хельхейм молчал, не вмешивался в разговор остальных. Ему уже нечего сказать, а повторятся в сказанном ранее,  не хотелось. Он уже сказал все, что хотел. Возможно, если Палач имел дипломатическую жилку, то продолжил разговор, а так получалось то, что есть.
Хель повел ушами в сторону вершины холма, а после повернул туда голову и прислушался к разговору. Торгуют землями? Лекарями и лекарствами? До чего доходит эта встреча? Палач не понимал, но не сомневался в своем Короле. Восточники виноваты и уж точно не стоит идти на их уловки. Не зря же волки с Восточных Лесов славятся своей хитростью. За такими нужно смотреть в оба.
Хельхейм повел ухом, когда услышав слова Хишшугаш, и переключил внимание на нее. Она говорила разумные вещи, и волк частично соглашался. Частично, ведь другая его часть жаждала войны, но кто ее может начать? Если он нападет первым, то потом же получит наказания от Рокхара, да и его статусу не положено необдуманно действовать.
- Хишшугаш, ты говоришь разумные вещи, - негромко проговорил Хельхейм, проявляя свое уважения к ней. Да и показал поддержку и то, что гиена все правильно говорит. Палач обернулся в сторону Севера, двигая ушами и присматриваясь к размытым силуэтам. А если там уже готовятся к нападению? Седой шумно выдохнул и обернулся к восточным собеседникам.
- Будет война или нет, решат наши Короли, - сказал Хельхейм так, чтобы его услышали восточники. Он показывал, что доверяет и не сомневается в Рокхаре. И что тот решит, то и будет. Будет война – хорошо, а если – ну и ладно.
- Что-то долго спутников нет, - приметил Седой. По идее, Саня уже должен был вернуться, но его все еще нет. Хель бросил взгляд на вершину холма, на Эредина, но не заметил никаких изменений. Значит, спутник все еще жив.

+4

25

— Верно. Ведь там могут быть не только воины, но и их спутники. Сможешь ли ты увидеть их? Сможешь ли ты утверждать что они не водят тебя за нос, отвлекая? Когда кто-то подбирается к твоей шее с другой стороны?
С трудом удержавшись от нервного поворота, Кэл кивнула. От спустников бывает не только помощь, но и беды.
Кэлнэн, кажется, единственная не грела уши разговорами на вершине холма... переговорами это назвать уже язык не поворачивался. Ругаются, как торгаши. Причём не ваиры. Даже по обрывкам фраз, на которые волчица всё меньше обращала внимание, она понимала, что каждая сторона хочет получить от этой истории как можно больше – особенно Север, которому все должны и который сам не должен никому, – впрочем, Восток тоже всё ближе подходил к этой границе, отчего ей становилось противно. Впрочем, если это сработает – почему бы и нет. Им же лучше.
Но главной её заботой были тени у кромки леса. Булат молчал, что в какой-то степени было уже неплохо; хватало и Аббадона с Хельхеймом. Хотелось заорать "да что вы время тратите, если спутники не вернутся...", но даже будь Кэл в праве сделать это, не сделала бы. Как минимум предпочла бы выразиться более вежливо, чтоб эту вежливость к Дарсару на рога.
- Следи за обстановкой и если что ты пойдёшь к Йольсмиру,"О, ну да, вы же заняты гораздо более важным делом."
Этот приказ показался ей смешным. Йольсмир и так узнает, если под холмом начнётся резня (или свара – если чьи-нибудь нервы не выдержат, что, впрочем, не лучше), и лучше бежать сразу в лагерь, только их тут десять раз порвать успеют.
А ещё в ней поднялась гордость.
Не смогла защитить королеву – останется с королём.
Кэлнэн уже была на взводе, и единственная, кто вызывал симпатии в этом балагане – как ни парадоксально, гиена. Но ни Аббадон, ни Хельхейм их не слушали, и Булат по-прежнему молчал – не то строил планы обороны, не то просто предпочитал пока не вмешиваться. "Лучше бы и эти помолчали. Северяне, вон, считают самок способными только оленей валить, а сами могут только языками чесать..."
Но она как никто знала, что олени тоже бывают опасны.
"А ведь если падут королевства, именно её сородичи придут на эти земли... так что же она здесь делает? Плата? Или что-то большее? Ведь вряд ли всё от чистого сердца."
- Хишшугаш, ты говоришь разумные вещи, – волчица надеялась, что после того, как гиена сумела убедить хотя бы Хельхейма в ненужности ругани, они перестанут препираться... но нет, видимо, не убедила. Едва не заскрипев зубами, Кэлнэн выслушивала очередное провокационное высказывание, на которое язык чесался ответить "а ты сейчас очень тонко намекаешь, что война может начаться здесь и сейчас". Но Хельхейм резко сменил ракурс. – Что-то долго спутников нет.
– Если не вернутся, то среди волков точно есть другие спутники, иначе бы их не заметили, – и тогда дело плохо. Распушившись, Кэл оглянулась в сторону леса, не поворачиваясь к северянам спиной. Эти переговоры грозились затянуться. – Или они стараются собрать больше информации.
Как же ей вот это всё надоело.

Отредактировано Кэлнэн (21.03.2021 11:52:52)

+3

26

ㅤㅤУдивительным образом, Саня начинал чувствовать себя хуже, приближаясь к лесу и отдаляясь от холма. Несмотря на невидимость, зверек холкой будто бы ощущал на себе грозные и встревоженные взгляды. Плюсом как-то неуютно становилось сразу от двух мыслей - как там эти, суровые и воинственные, что у него за спиной? И как там эти, неуловимые и таинственные, что поджидают впереди?
ㅤㅤМанул несся вперед, оглядывая всё вокруг с типичным для его вида недовольством - призрачная шерсть пушилась от холода, как вполне реальная, желтые глаза внимательно сканировали пространство вокруг (и порицали! порицали его!), морда в целом становилась вдумчивой. Спутник пытался представить, что его ждёт, и каждый раз поток мыслей разбивался о скалы недостатка информации. Обвинять в оцеплении другую стаю не хватало решительности и презрения к её представителям, а что касалось кочевников и шаек - ну-у, всё равно как-то это... Любое представление ситуации вертелось в голове с пометкой "как-то это не по-людски".

ㅤㅤЛес становился всё ближе, но кошачий нос не чуял волчьих запахов, а магическое нутро - присутствия таких же бесплотных душ, как он сам. Саня начал испытывать волнение, следующим чувством в очереди на выполнение поставил замешательство. Если он видел волков у холма, видел их темные шкуры пока летел сюда, то почему сейчас его ждут только мерзлая трава да стволы деревьев? Отряд не мог простоять здесь десяток-другой минут, оказаться замеченным аж у самого холма, а потом, с помощью секретных техник, раствориться. Ну, согласно всем принятым законам этого физического мира.
ㅤㅤКот растерянно смотрел на лес. Лес признаков растерянности упорно не выдавал. Саня подошел ближе, повертел головой, деловито обошел несколько самых подозрительных деревьев. Ничего. Совершенно пусто. Нарушители спокойствия растворились как мираж. Вот жеж блин!

ㅤㅤВозвращаясь обратно к холму, манул несколько раз резко тормозил и оборачивался через плечо - типа, а ну, не появились ли эти неуловимые самураи заново? Не хихикают ли ему в спину, не тревожат ли своими мутными фигурами четких волков севера и востока?
ㅤㅤНет? А могли бы!
ㅤㅤМанул несколько раз вспыхнул искрами, с каждой секундой становясь всё более видимым обычному глазу. Вскоре все волки, собравшиеся у подножия, имели возможность вновь получать удовольствие от разглядывания его сбитой с толку мордашки, отчаянно пытающейся казаться уверенной в происходящем и в своих словах:
ㅤㅤ- Никого там нет. Рассеялись, как туман на рассвете, стоило подойти ближе. Даже запахов никаких не оставили.
ㅤㅤЯ с тех пор ничего в лесу и не видел, кстати.
- кот сердито обернулся, будто порицая морок, не желавший более появляться и волновать собравшихся. Впрочем, куда хуже было бы, дразни его те фигуры, то появляясь, то исчезая вдалеке - ну так, чтобы чисто по приколу было интересно мотаться туда-обратно, каждый раз обнаруживая разочаровывающее ничего.
ㅤㅤОставалось выдвинуть предположения, что за хрень начала твориться. Но чисто от себя Саня выдвинул растерянность, так что оставалось только надеяться на прекрасные, умные догадки от кого-то другого.

+4

27

Веточки кустарника пронзали туман — неподвижный, густой, такой липкий словно мед и тошнотворный будто его оприходовал скунс. Тщетно темные гиеньи глаза расчленяют, рвут, режут туман, в надежде выделить знакомый силуэт и те темные ряды войска. Ожидали и другие, и даже — присмиревший было черный волк — кто как не такой матерый и опытный воин лучше знает о важности внимания в этот час, тем не менее не забывая щедро припустить ядку в уши сородича...
   Заслышав похвалу гиена скосила взгляд на полоску, идущую по тронутой изморозью морде — что же еще в словах шкуродёра, помимо его извечной выдержки? Что-то в его выправке уняло, обрубило одну из версий, но что — сложно объяснить. Будет стоять тут, и биться - за них, за их спор, так велит кодекс степняка, что верен пока хозяин щедр и не предает.
  - Будет война или нет, решат наши Короли.
   Хельхейм успел прирезать не одного вольнодумца — мрачный и несговорчивый как хмарь он напоминал тех самок, что вырывали куски по живому, только вместо хохота зачастую ждало молчание. Но как не по нутру той лесной волчице эти слова о крови и его, и своего воеводы — успела приметить ушлая наемница. Будто бы даже и мех на ее холке колыхнул отнюдь не ветер, но сам он чуть ощетинился по желанию хозяйки.
   При всех различиях у них было много общего, например: 1) пол; 2) привычка дышать; 3) решительное нежелание дохнуть сейчас.
   ...По крайней мере первое что она не допустит — это лишиться общества этой небольшой, но очень проворной волчицы, что не в пример северянам куда лучше петляет по тропам. Но это лишь один из сценариев — если горцы начнут успешно давить...
   Так и стояла она, примеряя удавку на шее своих собеседников, и все же — находя в них и то что достойно быть зарубкой в памяти.
   «Мы с тобой подохнем тут если это начнется, может быть, даже в крепких объятьях друг друга. И неизвестно кто из нас окажется сверху в конечном счете.»
   Вдали мелькали голодные снегири, склевывающие семя ясеня, их наряд отвлекал внимание, напоминая о крови...
   Гиена резко скривилась, едва ли не сплевывая — этого, конечно, никто не видел. Только клятые птицы могли видеть, была бы их взору любо таращиться на этот сброд бескрылых владык.
   Отдельные обрывки фраз доносились до нее вместе с шорохами утра, неплохо бы понять — куда все идет?
   Невольно вспомнились ревущие атаманши на почти таком же кургане, только с деревцами южного барбариса... Тот этап, когда шишки выпускают яд друг на друга. На этом моменте все еще недостаточно устали для перехода к более взвешенным торгам. Многое зависит и от помощников - в их власти кинуть соломы в этот пожар или утихомирить сторону. «Смотря чего хочет наш Король. Как ты верно подметил, Палач.» Вожаку лесных сейчас приходится непросто, а его вторая подданная с золотистой шкурой — притихла, оставив острия слов более пылкой товарке... Поможет ли, король леса?
   Не наше дело.
   Пусть лязгают зубами, да и есть за что. Гиена лишь хмыкнула один раз про себя, заслышав слова одной из волчиц о неправомерности Севера... Не то что бы осуждая, скорее примечая, как виделось ей, брешь, в словесной обороне Востока, что сейчас был именно тем волком жавшим хвост под брюхо. Гиена была там, тогда, схватила за ляжку одного из тех волков, прибежала на зов. Вели они себя вызывающе, по словам патрульных - она охотно верила этому, слушая ругательства, что вылетали из сдавленных глоток. Один из чужаков рванул в кусты, но подоспевшая пара гиен, сумела подстроить ловушку, не дав уйти. Случайность.
   Наконец, туман колыхнулся — зыбкие мысли о спорах небожителей разлетелись воронами. Кот!
   Разведчик выглядел растерянным — и результат совсем не нравился гиене.
   Ни следов, ни запаха...
Не могли ведь мы сообща наесться одних и тех же травок, чтобы увидеть одно и тоже разом? Не помню таких традиций среди стай, — гиена не могла говорить за лесных, но вполне могла утверждать за себя, и, например, Палача, переговорить с которым довелось еще на этапе состава отряда - они находятся в здравом рассудке.
   Опасность. Все это — камни, туман, снег, все было пропитано ею, а к чутью разбойница прислушивалась с мала. Она глядит за спины — но видит все тот же сумрак. Вскоре должен показаться и второй дух. Все было куда хуже, чем отряд живых волков. Неужели...
Это не просто так, Палач, — спокойно сказала гиена, обращаясь к Хельхейму. — Это - маневр, очень похоже на него.
   Она спокойно смотрит на восточных волков — но следит за каждым движением, поглядывая за спины, там где раскинулись черные, ветвистые лапы деревьев.

+5

28

Одно ухо палача было направленное на верхушку холма, где продолжали вести диалог король. Второе ухо направленно на северных товарищей у подножья холма, чтобы всегда услышать сказанное. А взор же не сводился с восточников. Каждое движение не ускользало от суровых глаз Хельхейма.
Вернулся Саня, но принес не утешительные новости. Он никого не увидел и не почувствовал. Неужели какой-то обман? Игра разума? Вполне возможно со стороны стаи Восточных Лесов. Это хитрые волки, которым неведома честность. Они готовы всегда врать и обманывать.
- Значит обман… кто-то водит нас за нос. Возможно, не обошлось без спутников, которые могут исчезать и не оставлять следа… или призраков, - прокомментировал Палач. А как еще можно объяснить неизвестные тени, которые появились, а потом исчезли? Только так, тем более, земли Арсалема богаты на всякую мистику.
Палач вздохнул, ощущая усталость от постоянно напряжения, а потому тяжело переступил с лапы на лапу. Ждать. Они должны продолжать ждать, пока верхушка проводит переговоры. Ждать и сдерживать желание набросится на собеседника. Или же это только Хельхейм ощущал? Кровожадное чувство напасть на восточников и растерзать. Он держал себя в лапах, но иногда во взгляде мелькали кровожадные огоньки. Неужели на старость он теряет самообладания? Невозможно.
Ветер принес очередные вести с холма. Хельхейм дерну ухом. Перемирье до весны? Вполне приемлемое решение, которое даст отсрочку обоим сторонам, чтобы еще раз обдумать свою тактику. А потом…может начаться война. Север не отдаст пленников, которые виноваты в убийстве северных воинов.

+3

29

Она стоит бок о бок с темным северянином, задумываясь лишь о военном перевесе делегации и возможной манере боя. Вот серый крепкий воин, что скуп на фразы, но меток - он уже давно не щенок, и бою так же станет резать тебя, молча, резко, быстро, не размениваясь на шелуху слов и жалость; вот угрюмый черный мордоворот — крепкий орешек, откормленный не иначе как на жирной кабанятине, оттого и впитавший через плоть угрюмость секача. На такого нужно нападать со спины, подзуживать; вот - волчица, не желавшая войны, такая хрупкая, и, вместе с тем -  юркая, с лоснящейся, мягкой шубой... Чуткая и быстрая, она что-то знает, раз стоит тут, а не кормит щенков олениной.
   Второй дух-ягуар все еще задерживался, а манул - мал. Хоть и, по словам, уловками обладал. Там, вверху — лигрица, что убила бы многих и снова кошка, только и вовсе — слабейшая, словно весенний хрупкий подснежник... или ядовитый цветок нарцисса?
   ...Рокхар правильно сказал, что ни у кого нет оснований верить друг другу. Мы...
   Нельзя никому верить.
   Гиена улыбнулась — но взгляд ее отнюдь не добр, видит в других — зло. Или, быть может, отражение собственных пороков? Взгляд переползает пауком по каждому присутствующему, липкой украдкой отмечая беспокойство — у кого отчетливое, у кого лишь тень. Кто же врет? Ни одна мышца не дрогнула на морде, лишь черная метелка хвоста вздымается изредка, бьется о лапы. Нет никакой возможности доверять врагу нанимателя, доверять даже своим названным союзникам, доверять и своим чувствам...
   Все это - ложь. Только чья?
   Даже бессмертный дух не смог учуять ничего, а взгляд его не разрезал кривду хладной пелены.
   Жаль что среди них нет сильного шамана. Их змеиные жрицы, могли бы заметить неладное. Уж они то знали, они всегда знали...
Ты видел ягуара? Он задерживается, — обратилась она к духу кота, не отмечая, впрочем, особым вниманием черного волка по ту сторону политического берега. Она следит за всеми волками тут — в этом можно не сомневаться, за каждой их ужимкой и взмахом хвоста, но ей нет никакого дела до того, чтобы обострять конфликт.
   Быть может второй дух расскажет что тут происходит. Или - покажет?
   Холод жег лапы, неподвижное ожидание не давало крови раскалить вены. Здесь было холодно, но только некоторые могли бы обратить внимание на это сейчас. И это разумно что вожаки заключают перемирие на время, они говорят, разбираются, короли уединяются в стороне, под защитой своих спутников...
   Блеклая пустота зимней дымки давала глядеть лишь на ветви и камни у холма...
 
  ...Однажды одна гиена почуяла запах наживы у небольшого возвышения. Молочный блеск кости во мгле привлек внимание алчного мародера, забывшего о наставлении своих предков не трогать дольмены и каменные плиты над могильниками одинокого кургана, утопавшего в серой полыни. Черный копатель вытащил кость — он обнаружил клад за ней, жадный он разрывая земное чрево, не щадя себя, когда гравий терзал лапы до крови. Позвав банду, он разрыл все и забрал драгоценности: застывший блеск солнца был в них и капли каменного меда, пленившие мошек с ажурными крыльями.
   Наутро свору нашли - разорванную на части, будто каждый рвал и резал сородича, в слепой усладе жадного порыва. И у каждого - было вспорото брюхо одинаковым образом, а последний из мародеров упал на острогу ветви. Он умер не сразу — будто оступаясь десятки раз и вновь вставая, пока ветвь не пронзила брюхо насквозь. И над их могилами вороны лишь пролетали, а путники чуяли неясную тревогу и эхо черных голосов бывших царей мест. Это было кладбище. Проклятое место.
   Иногда в холмах или курганах хоронят разных зверей, со временем насыпи растут или же ветер выравнивает их до едва различимых возвышений на лугах. Впрочем, гиена слыхала о такой повадке и у волков - как раз тех, на кого так недобро глядел серый палач. Они предавали своих усопших земле.

   ...Нельзя было сказать - какой из вариантов вероятнее? Догадки вонзались зубами стозубых ящеров вод и каждая мысль пускала яд: недоверие, беспокойство, страх, ненависть.
   Обычными были подобные споры — о территории, о добыче, о законах, о самках. Львиный рык, волчий вой, лай диких собак говорили об одном.
   Но кое-что было не так. Кое-что, что пугало разбойницу сильнее пожара.
   Что такое клыки против духов, что могут обратиться любым зверем или птицей?
   Она скользнула взглядом по названному союзнику, оставаясь неподвижной. Хельхейм принял известия спокойно — стоя в той позе, полной беспристрастия, что свойственна лишь волкам и каменным статуям. Покорный, преданный, жестокий. Верный пес короля, он ждал решения.
   В них есть что-то общее — понимание иерархии и готовность быть жестоким. Она не смеет перечить решению ждать.
   Возможно, следует поставить в известность Рокхара?
   Только это не дело наемника. А Хельхейм не слепой щенок, чьи глаза и ум выклевали вороны.

+5

30

Аббадон слушал и тут и там, ведя ушами по сторонам, но так и не вмешивался в диалоги. Оба глаза источали холод и безжалостноть, а морда ничего не выражал, будто самец был вообще где-то там, но сие было лишь иллюзия. Волк внимательно следил за обстановкой и ему было ясно одно - даже гиена с Кэлнэн достойны куда более место вожака нежели глупец Рокхар что не умел разумно взвешивать решения и видимо плевать хотел на собственную стаю, так же как и Йольсмиру на схваченным. Это было его мнение и даже Арсалия была бы не способна убедить волка в ином.
   Пришедший Саня был отмечен взглядом и выслушан, но Дум так и не вернулся. Следит всё ещё? Даже если это призраки, Дум слишком терпелив, чтобы бросить наблюдение. Собственно, где спутник волк не ведал, но знал наверняка - пока всё нормально.
    Воин повёл ухом и обернулся к Хишшугаш, буд-то хотел что-то сказать, но промолчал, оглянул холм и тени. Глаза ссузились в щёлки. Перемялся с лапы на лапу, дабы не мёрзнуть.
   - Как близка смерть. - прошипел Аббадон подобно уставшему и старому питону, очередной раз глянув в сторону леса. - Возможно, пока мы тут болтаем, трупы волчат в лагере разрывают на части. - Крайт замок, но всё ещё напоминал гигантскую змею, готовую окальцевать и задушить в своих "объятьях" любого - Но даже если это ни так, то придёт лето и кто-то из нас обязательно "насладится" и этим зрелищем. - Аббадон посмотрел глаза Хельхейму - Ведь северянам важнее рабы, чем собственные воины и волчицы. Ведь для Севера жизнь одного воина дороже десятков таких же жизней. Детские обиды важнее мира. Море крови. Растерзанные охотницы и переярки Севера всего лишь марионетки для этой стаи и Северный ветер выставляет их на кон войны ради того, чтобы доказать сколь они обижены. - Аббадон говорил, так что каждому из присутствующих пришлось ощутить холод войны. Волк был в ярости, но переместил её в лёд что передал собеседнику палачу. Казалось морда волка вот-вот исказит у мешка, этого не происходило - Скоро северяне и восточники будут оплакивать погибших. Впрочем, если Ракша права, то... - повисло гробовое молчание, в словах волка потекла озадаченность - Мы умрём в итоге все и лишь смерть победит, пока марионетки нечисти - мы, будем  убивать друг друга отдавая свои души этой твари. - Аббадон вспомнил разговор с волчицей после встречи в лесу с ней и Киртан. Всё менее слова самки походили на бред. Аббадон был сосредоточен и морда это отображала. - Чую пир для поклонников смерти и нечисти. На этом Крайт замолк. Он и сам был из первых, тот кто чинил смерть в тайне от всех, тот кто смерти приподносил жертв.

Отредактировано Аббадон (08.04.2021 20:28:06)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Арсалем. Последний путь волка » Последний бал природы » Сюжет "Набат Войны. Подножье холма."