Арсалем. Последний путь волка

Объявление

рейтинг ролевой: 16+ / стиль игры: смешанный
Версии форума: полная / мобильная
  • Добро пожаловать на Арсалем!

    28.05.2021. В период с 28.05 по 13.06 будет проходить перепись населения Арсалема и чистка аккаунтов. Всех игроков просьба отписаться в этой теме: Перекличка. 21.05.2021. Всем доброго времени суток! Сегодня форум получил глобальное обновление начиная с нового дизайна и заканчивая мелкими правками в различных областях ролевой. Ознакомится с полным списком изменений вы можете в теме объявлений. Мы будем рады обратной связи по каждому обновлению в теме: Обновление дизайна ролевой, где вы можете оставить отзывы, сообщить о багах или ошибках или задать интересующие вас вопросы.

    За работу над дизайном благодарим нашего невероятного Кьята; за создание идеи и фраз Навязчивой Сороки отвечала Хишшугаш; за внесение дополнительной информации по волкам в гид благодарим Исоль, Беро, Кэлнэн и Хишшугаш.

  • И глаз не оторвать
    Взахлеб читая
    Выдумщик
    Лапа помощи
    Краснослов
    Человек от народа
  • Новости Расширенная навигация Самые активные
    Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

    Администрация

    Эндлесснесс Кьят Рокхар Беро Хишшугаш Санкар Адлэр
  • Эндлесснесс - главный администратор

    Связь: личные сообщения, вконтакте, телеграмм.

    ◊ поддержание работы форума от гостевой до рекламы, наблюдаю за порядком, ответственна за организационные моменты и технические темы.
    ◊ помогаю с освоением форума, поддерживаю игры и решаю трудности возникающие в процессе, помогу при создании персонажа.
    ◊ создаю основной сюжет, дополнительные квесты, события, воспоминания и мини-ивенты.
    ◊ проработываю мир и пишу гид, оформляю семейные древа.
    ◊ мастер игры: помощь с вступлением в игру, решение игровых трудностей, создание личных квестов и событий.
    ◊ можно обращаться по любым вопросам/просьбам/мыслям/идеям/предложениям/жалобам/недовольствам.

    С понедельника по пятницу присутствую на форуме постоянно. В выходные могу отсутствовать, но всегда отвечаю в дополнительных средствах связи.

  • Кьят - заместитель гл.адм. технический администратор

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ создатель дизайнов форума, гида, семейных древ, оформления профилей, технический части форума и некоторых скриптов.
    ◊ присматриваю за работоспособностью всех дополнительных функций форума и технической части.
    ◊ заставляю работать все что не работает и чиню все, что сломалось.
    ◊ ловлю баги. слежу за никитами и сережами.
    ◊ всегда готова помочь при возникших технических проблемах и подсказать что и как лучше сделать.

    Присутствую на форуме с разной периодичностью, но всегда быстро отвечаю в средствах связи.

  • Рокхар - главный игровой модератор

    Связь: личные сообщения, вконтакте, телеграмм.

    ◊ присматриваю за порядком на форуме в игровых темах и за соответствию игры правилам.
    ◊ слежу за грамотностью населения.
    ◊ помогаю с проблемами которые могут возникнуть в игре и в игровых разделах.
    ◊ отвечаю на вопросы, выполняю мелкую техническую работу по переносу и закрытию тем, внесению в списки, формирую очередность.

    В будни на форуме бываю после 16:00, утром и днем могу заходить с телефона, в выходные по ситуации.

  • Беро - главный технический модератор

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ наблюдаю за соблюдением правилам форума во всех НЕ игровых разделах
    ◊ слежу за техническими темами и всегда готова переставить очередь, внести в списки, закрыть темы и убрать их в архив.
    ◊ помогу сориентироваться по форуму, отвечу на вопросы, проконсультирую в создании персонажа.

    На форуме чаще всего бываю после 18:00 и до ночи каждый день.

  • Хишшугаш - модератор и мастер игры

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ помогаю с проработкой мира, совершенствовании гида, добавлении новых особенностей и дополнении старых статей.
    ◊ создаю акции с разнообразными животными и акции с упором на интересные истории или необычные способности.
    ◊ помогаю с созданием необычных персонажей, с описаниями соответствующими миру, помогаю подгонять идеи под рамки ролевой.
    ◊ мастер игры: помощь с вступлением в игру, решение игровых трудностей, отыгрыш различных НПС и НПС группировок из гида,

    Присутствую на форуме в разное время, но всегда заглядываю на пару часов.

  • Саня - модератор и мастер игры

    Связь: личные сообщения, вконтакте, телеграмм.

    ◊ слежу за технической частью форума и помогаю с возникающими в ней проблемами - перестановкой очереди, занесением в списки, обновлением информации в профилях и темах.
    ◊ готов сориентировать по форуму и ответить на мелкие возникшие вопросы.
    ◊ могу провести небольшое событие в реальном времени для разнообразия игры.

    Присутствую на форуме каждый день после 18 по мск, при возникновении вопросов могу отвечать чаще в ЛС или дополнительных средствах связи.

  • Адлэр - мастер игры

    Связь: личные сообщения, вконтакте.

    ◊ отвечаю за создание квестов, событий, сюжетов и поисков.
    ◊ всегда готов помочь вступить в игру, проконтролировать ваши личные события, помочь с трудными моментами в игре или придумать вам ваш личный сюжет.
    ◊ ко мне можно в любой момент обратится по всем игровым вопросам или трудностям.

    Присутствую на форуме в основном вечером каждый день.

Ищем в игру

поиск акции

Объявления

Космолиса ищет фш мастера для создание аватарок.


« Маленький волчонок 2-х месяцев разыскивает опекунов, желающих взять его под свое крыло, а так же биологических родителей.
Читать подробнее.
»

Активные квесты

  • На границе территорий группы волков, возглавляемые королями, встречаются для того что бы решить зазвучит ли барабан войны.
    Статус квеста: начат. невозможно присоединиться.

    Сюжет: Набат войны

  • В королевствах пытаются найти первопричины конфликтов стай, подозревая что за этим может кто-то стоять.
    Статус квеста: начат. можно присоединиться.

    Сюжет: Истина в Себе

  • Тысячи магических осколков были разбросаны по миру способные исполнять желания, но при этом несущие опасность. Рискнешь поиграть с судьбой?
    Статус квеста: активен. подсказки выданы.

    Поиск: Следы Воспоминаний

  • Необычный спутник-душа Адлэр, явилась нескольким избранным ею зверям с просьбой помощи ей в исследование загадочного места.
    Статус квеста: начат. невозможно присоединиться.

    Квест: За тенью лисьего хвоста

Сейчас в игре

2-я неделя, Месяц Опавшей Листвы [Ноябрь] 2120 г.

    События Очередность Погода
  • Полная история игры: описание отыгранных событий.


    Стая Северного Ветра

    Рано наступившая зима застала врасплох не успевших запастись едой волков. Пришедшая следом болезнь сильнее всех ударила по северной стае, множество заболевших и скудные запасы трав повлекли за собой множественные летальные исходы. Вся дичь на севере ушла к восточным границам и несмотря на затруднение ее добычи, волки пока не умирают от голода. Южные границы королевства находятся под угрозой кошек с запада, а на восточных идет напряжение с соседней стаей.

    Стая Восточных Лесов

    После прошедшей летом на землях королевства эпидемии бешенства отсутствие дичи стало фатальным для стаи, которая голодает уже несколько недель. Благодаря большим запасам лекарственных трав в королевстве стая успешно справляется с болезнью бушующей на континенте. На границе с севером часто замечают запах чужих волков, нарушающих границы, а у западного края королевства часто замечают Изгоев, которые переходят границы.

    Ваиры

    Восьмая группа встала лагерем на Клеверных Холмах и некоторые из Ваиров устремились в обе стаи пытаясь остановиться конфликт, который назревает между ними, а так же оказать помощь своим младшим братьям в этот трудный момент.
  • Север

    Уже несколько недель подряд сильные метели кружа над континентом, заметая его северную часть снегами. Тем серые тучи полностью закрывают небеса и довольно часто начинает идти снег, который может превратиться в метель. Температура в среднем держится на отметке - 19, но очень часто опускается ниже. Лунные Горы пострадали больше всех, лютая зима властвует над краем, а непрекращающиеся снегопады засыпают горы. Таинственные Места сильно пострадали после осенних штормов, но после берег океана замерз на несколько метров вперёд, а все земли сковал лед. Старый Лес пострадал меньше всех и тут намного теплее, чем в остальной части королевства. Дичи на территориях королевства мало, редкое солнце выглядывающее в хорошие дни, не согревает жителей, а погода лишь будет ухудшаться.

    Восток

    В лесах Восточного Королевства еще не успевшие сбросить все листья деревья стоят посреди глубоких сугробов, после сильных снегопадов, пришедших со стороны Великой Стены. Лестница водопадов почти полностью замерзла и заметена снегом, но животные еще приходят в это место на водопой. В Солнечном Бору меньше всего снега, но при этом и дичи много не наблюдается, вся она ушла на Запад. Могучие Деревья менее всего пострадали от рано наступившей зимы, но дичи тут мало после начавшийся с этого места эпидемии бешенства. В королевстве стоят низкие температуры, дичи катастрофически не хватает, а с севера и востока часто приходят снежные бураны.

    Запад

    Обильные дожди, заливающие королевство осеню превратились в снежные бураны. Все кормовые земли занесены толстым слоем снега, а дующие с океана ветры пронизывают до костей при очень низкой температуре. Берег океана замерз на несколько метров от берега, а дичи не хватает на всех живущих в королевстве зверей. Обрывы Скал покрылись льдом и представляют большую опасность для путешественников. В Землях Противоречий самая мягкая температура для ранней зимы, но даже пустыню занесло снегом, а озера покрылись толстым слоем льда. Лед проложил дорогу до Скрытого Острова, который промерзает от приходящих с океана ветров и снега.

    Юг

    Темная гора продолжает извергать большие клубы дыма и пепла, а землетрясения бывают все чаще, но многие животные подходят к ней ближе в попытках согреться. Зима дошла и до этого королевства, хотя снега тут выпало намного меньше, но при этом ледяные ветра задувающие с моря принесли с собой множество болезней, а королевство переполнено беженцами, что шли на юг от холодной зимы. Райские Территории замело небольшим количеством снега, температура в среднем опускается до -10. Туманные земли пострадали от снега меньше, но холодная погода сохраняется и там. В Каменных Изваяниях погода самая мягкая на материке, но земли переполнены, а дичи почти нет.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арсалем. Последний путь волка » Последний бал природы » Сюжет "Набат Войны. Вершина холма."


Сюжет "Набат Войны. Вершина холма."

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Рано наступившая суровая зима и пришедшая месте с ней болезнь сильно подорвали здоровье жителей Арсалема, а наступивший следом дефицит дичи лишь усилил напряжение между стаями, которое нарастало на протяжении полутора месяцев. Ваиры навещают обе стаи пытаясь помогать им выжить в трудное время и примирить волков между собой. Оба короля решают встретиться на границе для обсуждения сложившейся ситуации и это собрание решит начнётся ли война между волками.

Начальная локация: небольшой холм в поле между границами двух стай.

https://i.ibb.co/vYR28f1/3.png

Начало квеста:

Голод. Болезнь. Страх. Война. Два короля встречаются на вершине холма между стаями, поднявшись с двумя приближенными, в то время как сопровождающие их воины окружают холм исключая неожиданность нападения с двух сторон. От их разговора зависит все и каждое слово даже самого обычного война, каждое его действие, может повлиять на будущее. Волки голодны, утро этого дня необычайно морозное и темное, словно напоминающее о том, что самые суровые дни зимы еще впереди, а свежие раны о погибших и плененных товарищах не успели зарасти коркой времени.

Очередность:
Две очереди идут параллельно и могут переплетаться между собой в нужные моменты.

Рокхар + спутник Макошь - Йольсмир + спутник Флоренс - Эредин - Исоль - Найрин - Злата

+5

2

И почему мне кажется, что это всё не закончится ничем хорошим? – мысленно хмурился король, поднимаясь на невысокий холм посреди голого поля. Предложение о встрече волк воспринял весьма скептически. Вина восточных охотников виделась ему абсолютной и не подлежащей никакому сомнению. Рокхар не отрицал, что наряду с северными воинами погибли и восточные охотники, но кто, скажите пожалуйста, перешёл чужую границу, зная, какие могут быть последствия? Ему казалось, что он оказал восточным волкам милость, понизив их до статуса рабов при северянах, ведь на самом-то деле вполне мог убить их всех до единого. Подобные кровожадные мысли вызывали у него смешанные чувства, и в некоторые моменты он чувствовал, как севером вновь правит железная лапа его отца.
Позади него мягко ступала Макошь. Привыкнуть к новому спутнику оказалось не так просто, как думалось. Сандра – его предыдущая мистическая спутница – пропала столь же внезапно, как и появилась. И признаться, без какого-либо божественного прихвостня ходилось Рокхару по земле куда спокойнее. Но прознав о том, что в скором времени соберётся новый совет двух стай, Ашайет твёрдо заявила: или ты идёшь с Макошью, или никуда не идешь вовсе. Король не особо возражал, но и не понимал, чем спесивая спутница жены сможет помочь в политических играх власти. Возлюбленная разорвала контракт со своей спутницей (чем, кажется, последняя была не слишком довольна), тем самым сделав возможным пребывание Макоши в столь далёком от себя месте. Заключение нового контракта было необязательным, но король и лигрица всё равно сделали это, рассудив, что так будет намного выгоднее для них обоих.
Поднявшись на холм, северянин остановился аккурат напротив волков востока. Хмуро осмотрел их всех, но никоим образом не выдал собственного раздражения. Теперь глупые действия со стороны восточников показались Рокхару не лишёнными смысла. – Самки? – едва не рассмеялся король в собственных мыслях, –  Я не ожидал от тебя ничего другого. Вот что бывает, когда советы королю раздают волчицы.
–  Приветствую тебя, Йольсмир, – сухо произнёс Рокхар и слегка кивнул волку в знак приветствия. В последнее время короли двух стай зачастили со встречами, что северянина совершенно не устраивало. Волки востока виделись ему источником всех бед, и король не сомневался, что те видят совершенно обратное. Разлад между двумя стаями почти физически ощущался в наэлектризованном воздухе. Рокхар бегло осмотрел восточных волчиц и плотно стиснул челюсть, когда понял, что одна из них выглядит как-то нездорово. Тащить ослабшую самку на совет, от которого зависело будущее двух стай казалось Рокхару абсурдом. Доверие и уважение к Йольсмиру, и без того пошатнувшееся после выходки его охотников, истончилось ещё сильнее.
Найрин и Эредин стояли бок о бок с ним, каждый, со своей стороны, Макошь – со стороны сестры. Три тёмных северных волка ярко контрастировали на фоне занесённой снегами земли. И пусть холода, как такового, они не чувствовали, волчьи сердца сковал мороз совсем иного рода.

Отредактировано Рокхар (20.11.2020 19:40:05)

+11

3

[nick]Макошь[/nick][status]погладь кошку[/status][icon]https://a.radikal.ru/a35/2011/87/8638ebec18b8.jpg[/icon][fld1]<a href="https://aljw.mybb.ru/viewtopic.php?id=284">Анкета</a>[/fld1][fld2]
<p><b>Вид:</b>лигр;</p><p><b>Возраст:</b>1829 лет;</p><p><b>Пол:</b>ж;</p><p><b>Контракт:</b>постоянный;</p><p><b>Хозяин:</b>Ашайет</p><p><b>Дар:</b>забота матери;</p></div>
<div class="pers_moreInfo"><b>Внешность</b><u>физическая:</u>&ensp;Крупная лигрица с едва заметными белыми полосами на шкуре</u>&ensp;.<br><u>духовная:</u>&ensp;Становится прозрачной, полосы и глаза светятся фиолетовым, а изредка вокруг тела может появиться дымка.<b>Характер</b>Обладательница необузданного нрава и искажённой морали, будучи духом не всегда понимает поступков и чувств земных существ.<b>Особенности</b>•&ensp;дух;<br>•&ensp;обладательница ярких фиалковых глаз;<br>•&ensp;белые полосы на шкуре.</div>[/fld2][fld5]дух[/fld5]

Макошь медленно и вальяжно вышагивала за королём, однако, её огромные пушистые лапы совсем не касались земли. Эти телодвижения выглядели гротескно, но на это и был весь расчёт. Она не знала, закончится ли эта встреча миром, и посему решила, что пребывание в духовном облике в случае опасности поможет ей защитить себя. И защитить Рокхара. Смену хозяина Макошь перенесла относительно спокойно, но без особого энтузиазма. Ашайет уверила её, что всё вернётся на круги своя, как только они вернуться обратно. Макошь лишь недовольно фыркнула, но кажется, свою волчицу этим не удивила. Лигрица шумно вдохнула в себя ледяной воздух, всем своим видом показывая, что наслаждается происходящим, словно они вышли на какую-нибудь прогулку. Засидевшись в пещере с маленькими волчатами, она всё же была искренне рада оказаться где-то, где не ощущалось навязчивого давления бездушного камня. Волнение за Ашайет тихо скреблось где-то глубоко внутри, но Макошь упрямо не поддавалась этому приобретённому земному чувству.

Макошь ощутила, как от Рокхара стали исходить рваные импульсы недовольства. Несложно было догадаться, почему. К самкам на севере было совершенно особое, безразличное отношение, которое самой Макоши казалась несколько странным. Их любили, как матерей, жён или дочерей, но, когда дело доходило до принятия важных решений, их значимость отчего-то умышленно преуменьшалась.  Восточные волки не произвели на спутницу ровным счётом никакого впечатления, чего нельзя было сказать о спутнице короля Йольсмира. Взгляд Макоши мгновенно выцепил маленький кошачий силуэт подле короля востока. Лигрица по-кошачьи недовольно зашевелила хвостом, некоторое время бесцеремонно разглядывая маленькую кошечку, а после перевела взгляд на волков, поочерёдно рассматривая каждого из присутствующих. 

Макошь уселась рядом с Найрин, в силу размера возвышаясь над всеми волками. Вниз от её тела струилась лёгкая дымка, а полосы на шкуре, как и её пронзительные глаза, светились приглушённым фиалковым цветом. Вполне довольная собой и возможным произведённым эффектом, самка наконец улеглась, жеманно подогнув под себя лапы. И даже в нарочито расслабленной позе можно было разглядеть скрываемое за всем этим напряжение. Она готова была отразить любое нападение в любую секунду.

+9

4

Я ищу глаза, а чувствую взгляд. «Все ждут от меня решения, но ни один не в силах меня направить».
За красным восходом – розовый закат. «Но только бы не розовый снег... Только не кровопролитие».

ㅤㅤШаг, другой; Йольсмир обдумывал план.

ㅤㅤИсоль. Взрывная, но контролирующая себя, настойчивая и ратующая за порядок в стае волчица. Ей предстоит строить внутреннюю политику с учётом изменений во внешней, которые для того и должны пройти на её глазах, чтобы не допускались ошибки в организации подчинённых. Настоит на жёстком ответе? Возможно. Позволит себе несдержанность? Не верю. Её миссией Йоль видел сегодня быть зорким наблюдателем, следить за каждой мелочью в реакции северян, оставаться поддержкой королю и позже принять участие в совете верхушки. Осахат может себе позволить быть менее заинтересованным в происходящем ввиду своей сферы деятельности, но король ждал собранности и внимательности.
ㅤㅤЗлата. Деликатная, мирная, но с затаённым огоньком. Не знаешь наверняка, что движет ею, и далеко не всегда — Рыжий готов поспорить! — интересы сугубо королевства, у которого она, впрочем, на очень хорошем счету. Выбирая такую волчицу канцлером, Йольсмир начинал опасную политическую игру внутри стаи; он чувствовал что-то в самке, что-то, что было ему очень близко. Жаждет власти? Возможно. Вмешается в беседу с Рокхаром? Не верю. При всём стремлении быть замеченной она не была выскочкой и власть короля над собой признавала, как думалось Йольсмиру. Её задачей правитель видел не наблюдение и не участие в переговорах, но перманентное на них влияние: жестом, присутствием, выразительным взглядом. Йоль не признавал открыто превосходства волчицы в дипломатии, однако дал ей накануне понять, что готов принять её взгляд на то, как лучше поступить и как «оформить» и подать решение. Сложная задача. Ей под силу.
ㅤㅤСвита. Аббадон, Булат, Кэлнэн. Два матёрых, очень влиятельных воина и сдержанная Кэл, в которой Йольсмир видел залог спокойствия напряжённых клыкастых. На неё возлагал надежды, от неё ждал, что у подножья холма не развяжется драка. Двое старших же — показатель силы, живая угроза для прибывших северян, защитники стаи и короля лично. Будут вести беседу с Севером параллельно? Возможно. Сболтнут при этом лишнее? Не верю. Кроме того, вполне вероятно, что подвернётся случай спросить мнение воинов насчёт происходящего, но это потом. Сначала — холм.

ㅤㅤШаг, ещё. Рваный выдох — чертовски морозное утро и небо неприятно хмурится. Подъём совсем близко.

ㅤㅤЯ, наконец. Важный зверь; ему казнить и миловать, ему решать и определять, ему говорить и думать, но ему и оборачиваться на стаю, ему служить ей и брать ответственность. На него глядит Рокхар, воспитанный в крайне патриархальных взглядах. То есть у него по умолчанию больше влияния, чем даже у спутниц Йоля, вместе взятых, несмотря на их также высокие ранги.
ㅤㅤА сделать нам... Надо было добиться ответа об отношении между стаями, уточнить степень доверия, повторно обсудить возможность выдачи пленных, убедить оппонента в необходимости мирного исхода для него в первую очередь, оспорить право Севера на охоту в Долине Тишины. И, может быть, поговорить о мистике. С глазу на глаз. О последней задаче Йольсмир никому не рассказывал; он вообще прекратил обсуждение цветка, снов Мудреца, каких бы то ни было осколков и видений после смерти Киртан. Не потерял интерес и взялся изучать происходящее сам. Много размышлял, пробовать заговаривать со спутниками, а теперь хотел узнать, не происходило ли что-нибудь странное и на севере. Если только мы не расстанемся врагами, чёрный волчище... — эту мысль Рыжий додумал уже на холме, задумчивым взглядом встречая идущего навстречу Рокхара в сопровождении десницы и сестры короля, должности которой Йоль не знал либо не помнил.

ㅤㅤПоявление конкурентов приглушило мысли и оживило стеклянный взгляд хищника. Первые секунды многие потратили на мимолётную оценку представителей соседней стаи, Йоэль не стал исключением. В рослом, солидном волке с тёмной шкурой и серебристым подпалом он признал десницу Эредина во многом благодаря бледным шрамам на морде и леденящему душу взгляду. Рыжий мало знал о личной жизни этого статного сородича, зато был наслышан о тяжести его характера и нелюбви к витиеватой речи, так пленяющей более гибких и «изящных» в манере изъясняться восточных волков. Да кажется, весь Север не жаловал тех, чьи голоса журчат весенним ручьём, поэтому Рыжий постарается быть прямолинеен и краток, как сможет.
ㅤㅤОкунувшись в равнодушный мороз Эрединовых глаз, зверь согрелся в ярко-оранжевых очах Найрин; на волчице он задержал взор непроизвольно, внезапно, короткой вспышкой и плавно перевёл его внешне с закономерной вежливостью, на деле — будучи не в силах бороться с беспросветной печалью и беспощадной тоской. Он разглядел в них северный янтарь, так напоминающий о покойной супруге Киртан. Она ведь тоже родом с тех мест... и нигде больше Йольсмир не видел таких очей. Обратил внимание на движения: походка волчицы достойна высшего света, её образ перемещения приковывал взгляд и повествовал одновременно о великом охотничьем мастерстве (Йоль до прихода к власти числился старшим охотником, так что судил со знанием дела) и столь же великом самоуважении. Правителю показалось, что волчица знает себе цену и высокого положения, о котором можно предполагать по её присутствию на встрече, добилась далеко не только благодаря родственным связям. Что ж, при всём предубеждении король был восхищён.
ㅤㅤПолупрозрачная лигрица... Спутник кого-то из троицы, очевидно. Свято веря, что дела этого дня — удел смертных, Йольсмир не почтил духа выражением изумления и принял присутствие кошки бесстрастно. В конце концов среди всех божественных кошачьих он выделял лишь одну маленькую светло-серую прелесть. От неё пахнет цветами, но Йоэль знал, что у этих цветов колючие стебли. Милая и опасная — как весь Восток.
ㅤㅤНо большее внимание досталось Рокхару. Вон он, его конкурент, коллега, враг, учитель и товарищ в одном лице. В разное время разные роли, неизменен лишь острый интерес к Рокхару как личности и некоторое оживление, связанное с появлением равного по авторитету зверя. Привычное Рыжему заботливое снисхождение, с которым он мысленно относился к другим волкам, стремительно улетучивалось подобно теплу звериных тел в холодное утро, когда речь заходила о Рокхаре. О, Йольсмир, кажется, выучил свойственные могучему северянину движения, он частично предвидел ход его мыслей, игриво и заинтересованно проводил параллели с Эериком, пусть и не знал того лично. Но всё не мог с ним договориться! Подход к чёрному оставался загадкой, одно было ясно — манипулировать нельзя. Во-первых, дурной тон, во-вторых, сокрушительный удар по чести при раскрытии, в-третьих, банально бессмысленно. С ним не сработает, вызовет подозрения.

ㅤㅤ— Приветствую тебя, Йольсмир, — скупой рокот разразил тишину, доселе прерываемую лишь тёплым дыханием волков и скрипом снега под их лапами.
ㅤㅤОценивая обстановку, Рыжий выдержал паузу, затем отозвался теплее и мягче северного коллеги:
ㅤㅤ— [Будь] Храним Арсалией, Рокхар, — заметил, как дрогнули чёрные щёки при взгляде на спутниц, и, стоило Востоку остановиться, сделал шаг вперёд, дабы сесть чуть впереди Исольмар и Златы. То был первый жест расположения к северянам и обозначение максимальной лояльности к их устоям. — Эредин, Найрин, — обозначил кивок и тем поздоровался, соблюдая иерархию, несмотря на право не уделять внимание спутникам короля ниже его ранга. Далее вернул взгляд Рокхару. — Благодарю, что согласился придти; памятуя о важности дел внутри королевства, я надеюсь, что эта встреча станет заключительной по большинству, а лучше — всем вопросам. Для начала позволь же исключить недосказанность и представить сопровождающих меня лиц. Злата, мой канцлер, — наклон головы вбок, — мой осахат, Исольмар, — наклон в другую сторону.
ㅤㅤ— Обсуждение дел предлагаю начать с прошлого, — многозначительный взгляд в глаза на пару секунд. Йольсмир говорил о пленниках, ведь в прошлую встречу они так и не договорились об их возвращении Востоку. — Приносят ли пользу мои охотники? Не отреклись ли от своего королевства?
ㅤㅤПоследнее было произнесено с достоинством, быть может, оскорбительным для восточных волков у подножья. Король говорил о соплеменниках, как будто сам сдал их в рабство, однако это очень обманчивое впечатление. Рыжий в целом держался уместно. Не гордо, провоцируя собеседников на защиту; не услужливо, намекая им на бедственное положение Востока. Уместно. Как равный Рокхару и готовый к диалогу и взаимовыгодному сотрудничеству. Он смотрел доброжелательно-спокойно, изредка неторопливо переводя взгляд на Эредина и Найрин; сидел расслабленно-ровно, чуть отведя голову назад и едва заметно приподняв подбородок; его уши были направлены вперёд, грудь — открыта, пальцы не впивались в землю, а хвост улёгся в гармонии с образом. Только нос, щиплемый холодом, отчётливо подрагивал, да разве это о чём-то расскажет?

+12

5

[nick]Флоренс[/nick][status]+_+[/status][icon]https://i.ibb.co/TT3cSN3/image.png[/icon][fld1]<a href="https://aljw.mybb.ru/viewtopic.php?id=972#p70925">Анкета</a><div class="pers_Info"><p><b>Вид:</b>лесная кошка;</p><p><b>Возраст:</b>27 лет;</p><p><b>Пол:</b>ж;</p><p><b>Контракт:</b>временный;</p><p><b>Хозяин:</b> <a href="https://aljw.mybb.ru/profile.php?id=205">Йольсмир;</a></p><p><b>Дар:</b>Умиротворение;</p></div>[/fld1][fld2]<div class="pers_moreInfo"><b>Внешность</b><u>физическая:</u> кошка среднего размера похожая на котенка, серая шерсть с темно-серыми полосами. Глаза ярко зеленого цвета. Длинный пушистый хвост и короткие лапы. <br><u>духовная:</u> на шерсти появляется морозный иней, который падает с шерсти при движении и растворяется в воздухе. На шерсти бегают солнечные зайчики, которые то появляются, то пропадают. В духовной форме рядом с ней можно ощутить два уловимый цветочный аромат.<b>Характер</b>Язвительна, любит шутки, делает вид, что довольно милая, но на самом деле не так. Веселый нрав сочетается с проскакивающей грубостью. Добра и преданна друзьям, презрительно игнорирует неприятелей. Считает что она все знает и всегда права..<b>Особенности</b>• дух<br>
• была создана Хацун, но ее покровитель Ю-Джи</div>[/fld2][fld3] [/fld3][fld5]<img src="http://forumstatic.ru/files/0017/aa/81/19407.png" original-title="Принадлежность: Спутники">[/fld5]Необычно молчаливая Флоренс следовала за своим королем и волком, не отставая от него, хоть она и была в духовной форме и парила возле его плеча перебирая лапами словно шагала. Сейчас было совсем не время для шуток и это понимала даже вечно ужаленная в хвост кошка, которая и дня не проживала лишь бы кого-то не подколоть. Голод, смерть, болезнь и напряжение между стаями острой занозой впивалось в лапы Йоля, которому и так пришлось нелегко, и хотя она старалась поддерживать его как никогда раньше, постоянно занимая его мысли своим шумом, волк не мог не заметить, что ее отношения к нему стали мягче и более нежными. Травинка всеми силами пыталась заткнуть дырку в душе волка, помогала ему в управлении стаей, сопровождала его куда бы он не шел, не оставляя ни на секунду, если только он не просил ее об этом.
Поэтому узнав о собрании двух стай она даже не спрашивая Йоля, даже если бы он был против, пошла бы за ним в это место. У нее было нехорошее предчувствие, как впрочем и у всех в нынешнее время, и она не могла оставить рыжего без своей божественной поддержки.
Поднимаясь на вершину холма у нее был свой план действий и был он вполне себе прост: если дело обернется печальным поворотом, то она применит свой дар и они уйдут на свои земли. Какими бы не были спутники и дары противоположной стороны, все попадут под ее чары, позволяя Восточным волкам уйти. Стая не могла позволить себе потерять кого-то из них, потерять короля она не могла позволить себе тем более. Когда они были уже почти на вершине Фло чуть притормозила пропуская Йоля вперед и вскоре выворачивая из-за его спины замирая рядом с ним. Воздух при ее появлении наполнился едва уловимым ароматом цветов. Она тут же обратила внимание на огромного лигра, которая стояла рядом с Северным королем и пошевелила ушами разглядывая ее своим внимательным взглядом, в то время как кошка разглядывала ее. Она могла бы быть проблемой в своей физической форме, но размер не главное, главное умение пользоваться тем, что имеешь. Рассудила Флоренс и не принимая свой физической формы опустилась к земле словно становясь на твердую корочку еще нетронутого снега. Она специально не принимала материальную форму, ведь это могло замедлить применение ее дара, да и Травинка не отрицала того, что в своей реальной форме в драке от нее было мало пользы. Хотя возможно я могла бы и лишить пару волков зрения, но лучше все же быть наготове и помалкивать. Бегло осмотрев остальных сопровождающих Рокхара Фло отвернулась от них словно потеряв к ним интерес, поглядывая на подножие холма, где были сопровождающие двух королей, но все это время она следила за темными фигурами краем глаза.

+10

6

Он ступал твердо и уверенно, но его морда не выказывала ничего, кроме холодного равнодушия к происходящему. Всю дорогу от лагеря и до места встречи он не проронил и пары слов, ведь все необходимые речи  уже были произнесены наедине с Рокхаром  под сводами королевской пещеры. Приведет ли сегодняшний разговор между правителями к погашению зреющего конфликта или раздует пламя войны с новой силой? Эредин не ведал ответа на этот вопрос, зато ни на секунду не сомневался ни в своем короле, ни в его свите. Король наверняка и сам прекрасно понимал, что радикальные действия по отношению к восточным соседям могут вылиться в крайне неприятную ситуацию для всей стаи и по скромному мнению самого десницы, перед ними оказалась непростая задача, требовавшая от всех участников диалога поиска некого компромисса. К несчастью, северяне редко прибегали к такому решению проблем, но сегодня им придется делать исключение, если они не хотят завтра умыться своей же кровью.
       Волк дернул ухом, словно отгоняя от себя неприятные мысли, словно те были назойливыми мошками и перевел взгляд на своих спутников. Их отряд вызывал у Эредина некоторые вопросы, однако еще в лагере он решил оставить их при себе. Больше всего его смущала гиена Хишшугаш, с недавних пор тесно подружившаяся с его будущей супругой. Он предполагал, что король взял ее с ними, дабы показать востоку насколько длинной может оказаться когтистая лапа севера, если им доведется вести войну не по правилам.  Хитро, хотя  десница наоборот скрыл бы от оппонентов наличие наемников, оставив тех козырем в рукаве. Что ж, лишь время покажет, какая стратегия окажется выигрышнее.  Остальные члены их небольшой «дружины» были подобраны отлично. Хельхейм, оставшийся у подножия холма сможет отлично приглядеть за компаньонами Йольсмира, в этом десница не сомневался ни на секунду. Малейший прокол с их стороны и матерый палач вцепиться им в глотки, сорвавшись с места подобно смертоносной змее.  Саню, этого несносного котяру, тоже пришлось оставить внизу, о чем десница подумал с некоторой долей сожаления. Он успел сильно привыкнуть к постоянному присутствию энергичного спутника где-то рядом, но сейчас это, пожалуй, было единственным верным решением. Пусть лучше сидит и капает на мозги восточным волкам,  может те так заслушаются соловьиными речами манула, что и вовсе позабудут о двух королях на вершине холма. Что ж, это было бы самым приятным исходом. Рядом с ним шествовала Найрин, такая же твердая и уверенная в себе, как и Рокхар. Такие похожие, но такие разные. Темношкурый вояка не скрывал своей радости, когда услышал о том, что Правая Лапа отправится на переговоры вместе с ними. Пусть он и был волком воспитанным в максимально патриархальных условиях, но тем не менее, Эредин очень ценил женский взгляд на разные проблемы. Сестра короля всегда была одарена сметливым и гибким умом, так что сегодня ее присутствие могло пойти стае во благо. Осталась только лигрица – бывшая спутница северной королевы. Десница не особо вдавался в тонкости этой рокировки, однако признавал, что в своем физическом облике Макошь может оказаться очень серьезным противном для восточных воинов.
       Еще пара шагов и вся их четверка замерла перед  группой восточников. Эредин остановился подле своего правителя, готовый в любой момент прикрывать того сбоку. Правда, оглядев спутников Йольсмира, он не увидел особой опасности ни в одном из его сопровождающих. У восточного короля, однозначно, был неплохой вкус. Понапрасну было надеяться, что рыжий волк взял этих самок с собой исключительно за красивые глазки. Ну уж нет, недооценивать противника было глупо.
        «Никогда не бойся своего врага, но всегда уважай его».
       Не оставив без внимания скользнувший по нему взгляд восточного короля, Эредин едва заметно нахмурился. Какие мысли сейчас были в голове у этого рыжего волка?  Несомненно, он тоже думает о том, как бы провести эту встречу наиболее плодотворным образом.  Что ж, в этом их интересы точно совпадают. Вряд ли Йольсмир хочет развязать войну с северянами, иначе эти переговоры и вовсе бы не состоялись. Восточники оказалась в такой же неприятной ситуации, что и собратья Эредина – ранний приход зимы застал врасплох абсолютно всех. Не хватало еще начать грызть друг другу глотки, когда в нынешнее время необходимо бросать все возможные силы на поиски пропитания, а не на битвы и засады.
       Северный владыка первым нарушил затянувшуюся тишину. Лед тронулся. Но в какую сторону? Слегка кивнув в ответ на приветствие Йольсмира, десница весь обратился вслух. Пока восточный король представлял своих спутниц, Эредин про себя отметил, что был прав на счет этих самок. Такие высокие должности приобретались исключительно умом.
       Волк не удивился, когда Йоль начал вести разговор издалека, выбрав при этом, довольно щепетильную тему. Рабы. Конечно, именно с этого ведь все и началось. Глупый проступок парочки восточных охотников, оказался впоследствии неумолимой снежной лавиной, которая стремглав неслась на оба королевства. Несомненно, ловчие востока заслужили своей участи, ведь именно они нарушили границу, хотя были обязаны отпустить дичь, как только она ступила на северные земли. Может быть, они когда-нибудь и вернутся домой, сумев скинуть с себя ярмо северного рабства, вот только десница в этом очень сомневался. Рокхар был практически непреклонным в этом вопросе.
       Эредину нравился тон, который задал Йольсмир. Как бы он не вслушивался в его голос, он не услышал там ни единой вызывающей нотки. Что ж, начало выглядело многообещающим. Устремив выжидающий взгляд на Рокхара, десница твердо решил, что молвит свое слово только после короля.  К чему бы они сегодня не пришли, последствия любого решения повиснут на них тяжким бременем.

Отредактировано Эредин (24.11.2020 04:27:08)

+12

7

К встрече двух королей она готовилась заранее. Отдала волчат кормилице, начав принимать шалфей, попыталась обдумать возможные исходы и заранее решить, что делать в этих случаях (зря, только еще больше обеспокоилась из-за неопределенности), тщательно выудила все "потенциально опасные" чувства, запихнув их как можно глубже и пообещав себе вернуться к ним позже, когда она будет знать исход вопросов о войне (упасите боги), плененных волках (сложно, очень сложно) и границах (пытаться их забирать - не лучшая идея, и с чего вообще все решили, что раз их присоединили силой - они все еще принадлежат нам?). Пообещала себе вытащить Сольвейг из лагеря и уйти в самый глухой угол зимнего леса, и там орать и выть, пока глотка не охрипнет и не начнет отзываться болью при каждом выдохе.
Что ни делается, все к лучшему, и даже у самых ужасных событий в жизни есть свои плюсы. Исольмар, например, после рождения - и смерти - детей сначала ходила грозной тучей, сменяя жгучую злобу на ноющую болью в груди горечь, прерываясь между ними на сводящее с ума беспокойство. А потом, когда волнение, раздражение и горе наконец проели в груди сквозную дыру, все в волчице словно бы заледенело. От эмоций мало что осталось, реакции на происходящее больше шли из разума, чем из чувств. Перед выходом из лагеря, Исольмар вместе с черными метками скорби стерла с морды и большую часть эмоций, оставив то ли бесчувственную маску, то ли чистый лист. Безэмоциональной она была, впрочем, только по меркам очень эмоционального существа. И, конечно же, в основном "выдавала" во внешний мир недовольство и злость.

Путь к холму дался ей тяжело, но к этому Исоль была готова - в конце концов, даже лекарь стаи, на которого она всю беременность и краткое время после родов весьма убедительно рычала и ругалась, ее предупредил о том, что так скоро после рождения волчат так сильно напрягаться нельзя. Но глухое к предупреждениям и уговорам упорство - прекрасная замена здоровью, когда очень сильно надо. А Исольмар очень сильно надо быть на собрании, лично видеть морды и глаза решающих судьбы десятков волков королей и их советников. Может, если войне всё-таки быть, даже плюну в морду королю напоследок. Будет, что рассказать внукам, если вообще смогу уйти с холма. От этой мысли из-за ледяной стены в голове даже пробилась толика веселости, заставившая уголки губ едва заметно дрогнуть в недоулыбке.
На спутников Исоль поглядывала с разными оттенками хмурости. На Йольсмира - с беспокойным и переживающим, на Аббадона и Булата - с напряженным, особенно на первого. На Злату и Кэлнэн она смотрела с хмуростью спокойной, веря в дипломатичность и способность держать себя под контролем в данной ситуации обеих. Духи сейчас воспринимались продолжением их волков.
К восхождению на вершину Исоль вынужденно готовилась морально и физически. По ней и так видно, что она видала лучшие дни, убийственная одышка по достижению верхушки холма будет совсем не к месту. Потому, поднималась она сравнительно неспешно, а дыхание держала поверхностным и тихим, пусть и заметно более прерывистым и частым, чем обычно. Сердце бешено билось и выдавало физическое напряжение, диссонируя с движениями и мимикой, которые сейчас не говорили об излишнем беспокойстве.
Поднялись, встретились. Задержались взглядами друг на друге, вглядываясь в новые и уже знакомые морды, оценивая. В другое время Исольмар высматривала бы воинские качества и признаки агрессии, просто на всякий случай, чтобы быть готовой, но сейчас на это ушли бы силы, которые нужно распределять аккуратнее. Если придется драться, опасность придет скорее снизу, а там - доверенные воины стаи, и они не дадут угрозе пройти незамеченной. (Если придется драться, ее задачей будет бежать без оглядки, потому что по-другому она просто-напросто станет лишней жертвой). На вершине же, как рассудила Исольмар, пусть перевес и был на стороне северян, никто первым драк затевать не будет - невыгодно им если что размениваться королем, даже с меньшим риском. Потому в этом плане она расслабилась, в том числе и телом, удобно усевшись и тратя силы только на контроль все еще сбитого дыхания. И на наблюдение за всеми присутствующими.
Когда Йольсмир представил ее, Исольмар чуть дернула ушами, в остальном почти не шевелясь, только глазами бегая от волка к волку и едва водя мордой, когда взгляд уходил совсем уж вбок. Поймав на себе неодобрительные взгляды, явно вызванные ее видимым нездоровьем, она недовольно наморщила морду, не показывая клыков. Скалиться в открытую будет совсем неуместно и слишком уж агрессивно, но скрывать свое недовольство она нужным не посчитала - в конце концов, так смотреть на политическую фигуру, пришедшую по делу, только потому, что она выглядит физически слабее, чем должна бы, попросту грубо. Понятно же, что раз она пришла на вершину холма, она здесь не для того, чтобы мускулами мериться, а значит, ей здесь нужно быть, даже в таком состоянии. Так чего уставились? Недовольно дернула хвостом, совсем как кошка, и снова придала морде нейтральное выражение. Чуть распушилась, реагируя на холод, особенно заметный здесь, наверху, и настроилась на то, чтобы сидеть на заднице ровно и слушать. Желательно, не слишком сильно эмоционируя, когда кто-нибудь все-таки скажет что-то совсем уж невыносимо глупое. Например, решит, что мериться силами на зиму глядя - восхитительнейшая идея.

+10

8

     Это утро было тёмным и холодным. Воздух, вдыхаемый волками, морозил все сосуды, оплетающие носовые ходы. Слизистая будто превращалась в ледышку, а воздух шпарил бронхи изнутри. Затем следовал выдох. Горячая кровь, а вместе с ней и горячий углекислый газ отогревали холодные дыхательные пути, а после выходя в окружающую среду, образовывали белый пар.
     Найрин волнительно дышала. Её оранжевые глаза часто всматривались в мудрые рубины брата. Они будто общались друг с другом. И она чувствовала, что чувствовал он. Иногда мысленно она вспоминала отца. Это два разных волка. Но есть в них что-то общее, одинаковое. То, что отец заложил в Рокхара. Но он не стал точной копией Эёрика. Она любила его за это. У него была своя голова, свои мысли, он не говорил голосом отца. А отец был жёстким правителем. И будь он здесь, стоя своими лапами там, где стоял сейчас Рокхар, он бы, не задумываясь, обвинил всех в стае Восточных Лесов и развязал войну.
     — Рокхар... Будь аккуратен, — произнесла она у себя в голове, смотря на своего Короля.
     Чёрные лапы аккуратно ступали по снегу. Впереди шли состайники. Иногда она ставила свою лапу и шла в след в след, иногда шла по свежему снегу. Найрин сегодня была молчалива. Очень важное событие должно было произойти в ближайшие десять минут, пока они шли на встречу с королем Восточной стаи. Когти царапали замороженные кристаллы воды при ходьбе, и Найрин надеялась, что сегодня они будут царапать только снег. Хвост был напряжён и держался на уровне тела, в ритм покачивался то вправо, то влево. Шея была немного опущена вниз. Морда была задумчива. Мысли скакали одна ко второй. Самка возбуждена.
     В предвкушении? Скорее, с опаской.
     — Интересно, все сейчас немного волнуются? Эредину хоть бы хны. Вот это выдержка и закалка. Что ж, я тоже не промах. Ещё какая! Надо взять себя в лапы, — Найрин казалось, что эта встреча будет очень значимой для всех волков Арсалема.
     Будто два огромных айсберга мчались с огромной скоростью навстречу друг другу. Столкновения не миновать. Осколки льда уже были отброшены от родного места. То были пленные Севера.
     Найрин сглотнула слюну. После облизнула губы. Она смотрела ещё раз всех, кого собрал Король для своего сопровождение. Выбор был сделан мудро: могучая спутница Королевы Севера, эта лигрица со стороны выглядела опасным противником, с которым не все взрослые волки, хотели бы сражаться на равных условиях; матёрый воитель, внушающий мощь, — Десница с его спутником, те двое знали толк в битвах, и если первый был оснащён килограммами мышщ и мощной челюсти, то второй острыми, как игла зубами и цепкими когтями; суровый Палач, чья должность требовала хладнокровия и умения убивать — быстро, медленно, безболезненно или с криками; мудрая гиена-наёмник и, конечно же, выносливая и статная сестра Короля. С таким составом восточные прознают потенциал боевых сил Северного Ветра. Волчица шла неподалёку своего брата. Она хотела, чтобы он чувствовал опору в своих избранных. И хоть самка и не сможет в полной мере сражаться против взрослых волков Востока, она, не замедляясь не на секунду, рванула бы на врагов, пользуясь своей ловкостью, точностью в движениях и адреналином в крови.

     А вот и холм. Место, где будет решаться судьба волков. Двух могучих стай — Северного Ветра и Восточных Лесов. Она подняла свой взор наверх. Кажется, их главный амбассадор уже взошёл. Теперь взойдёт и Север в лице Рокхара. Он ступал первым. Король — главная персона на этом собрании. Затем приближенная свита, в число которых вошли Макошь, Эредин и Найрин. Десница был по другую лопатку Рокхара. А рядом с Правой Лапой присела лигрица в физической форме. Это было правильным решением. Если начнётся атака, то Макошь сможет контратаковать, защищая королевскую сестру от озлобленных пастей Востока. После отражения Найра будет готова атаковать самостоятельно. У нее была своя тактика сражения, где она пользовалась своими плюсами.
     Но какого было её внутреннее удивление, когда рядом с Королём Востока она обнаружила самок. Да, они были не слабыми единицами, но тем не менее до встречи Найрин была уверена увидеть среди них самцов. Беспокойство в груди и лапах стало сходить на нет, а вместо него на первый план вставала уверенность. Но Найрин было не два года отроду, а шесть. Она знала правила жизни. И одно такое гласило: "Не стоит недооценивать врага". Да, вместо огромной лигрицы у них была лесная кошка. Вместо матёрого Эредина была рыжая крупная волчица, а напротив Найрин стояла недавно родившая волчица, которую выдавали налитые молоком соски и ещё не втянувшаяся кожа на брюхе. Но она не знала, кто стоит у подножия. Поэтому расслабляться было нельзя. По уголкам губ скользнула еле заметная улыбка:
     — Давно ли у меня было "самка на самку"? —
     Драться не хотелось. Или хотелось? Нет, попросту было глупо. Но если за Север — отдать все силы на это.
     Угольный силуэт остановился. Три темные фигуры и одна рыжая остановились на одном конце. На другом же — три рыжих и одна серая. Не окропить бы всех алыми красками.
     Найрин осталась стоять. Её стройные лапы элегантно выделялись на фоне белого пейзажа поляны. Чистейшая королевская шерсть была уложена ещё ночью. Да, Правая Лапа готовилась к встрече не только морально, но и внешне. Всё же не каждый день можно покрасоваться перед другими волками. А тут ещё и самки. Ей определённо хотелось увидеть, как её оценят восточные волки. Как зацепит взгляд Король — "Пускай облезнётся напоследок". А если самки нахмурят лоб — "Девочки, завидуйте и не плачьте по ночам".
     Молчание прервал Рокхар, поздоровавшийся безо всяких эмоций с Королём соседней стаи. Главное, что не вражеской. Рыжеватый волк, которого звали Йольсмиром, ответил взаимностью иссиня-чёрному главарю горных волков. Её брат был не так уж и многословен, он предпочел произнести всего лишь три слова. Зато другой был настоящим глашатаем. Он заговорил и на секунду главной охотнице показалось, что он не закончит свою речь.
     — Дайте ж слово Рокхару! —
     А смог ли вожак лесных волков удивить Найру? Да, смог. Он помнил их всех по именам. Йоль поздоровался не только с Рокхаром, но и с его свитой поимённо:
     — Эредин, Найрин...
     Услышав своё имя, самка уважительно и с величеством, присущем её королевскому происхождению, кивнула Королю другой стаи в знак доброго приветствия. Не оставил в неизвестности он и своих состайников — были представлены Исольмар и Злата. При их упоминании Правая Лапа всматривались в глаза каждой, ещё раз оценивая их взглядом от кончиков ушей до подушечек пальцев. И она даже не скрывала этого. Её совершенно не волновало, что бы могли подумать Осахат и Канцлер. Найрин имела о себе высокое мнение, которое не нуждалось в одобрении со стороны. Но желание зацепить каждого, будь это волк и волчица, несомненно было. И, возможно, хотела, чтобы другие заметили её оценивающие движения ярко-оранжевых глаз.
     Но с продолжением речи главаря Восточных Лесов примерки и притирки самки будто стёрлись. В ней будто включился другой режим. Забылись все женские проявления характера, красота, величие. Сейчас только дело, только стая, только будущее. Все, кто общались с Найрин на важные и серьёзные темы, видели ее проницательный взгляд, выражение морды. Эта та мудрость прожитых лет, пережитых событий, взлеты и падения, успехи и неудачи, то, чему учили, и то, чему научилась сама. Ум и опыт. Она была готова принимать участие в решении важнейших вопросов этой встречи. Но прежде обдумывала смысл каждой фразы Йольсмира. Молчала и думала. Ведь слово ей пока никто не давал. И по северному этикету она будет молчать до конца, если брат ее, Рокхар, не произнесёт ее имени — это будет знак добра на озвучивание своих мыслей. Устраивать дебаты, плескаться криками было не в её планах. Она предполагала, что такие волки могут попасться со стороны соседей, но в предпочтении всё же были мирные спокойные рассуждения, где каждая сторона будет уважать друг друга и давать время, не перебивая никого.

Отредактировано Найрин (30.11.2020 04:56:26)

+8

9

Категорически ничего хорошего не происходило, и не надо быть великим мыслителем, чтобы это понять: всё лежало, как и неожиданный снег, на поверхности. Вот зима, которая пришла раньше времени; вот голод, который ожидаемо последовал за зимой и хворью; вот хворь, которая ожидаемо несла смерти, и слабость, и умирание дичи, и опасность даже съесть кусочек; вот очередные проблемы, которые волки устраивают сами себе: ведь, безусловно, было в высшей степени необходимо зайти на территорию северян. Безусловно, восточная стая никак бы не пережила эту катастрофу, а потерю охотников и накал отношений с северным племенем, от которого не стоило ожидать чего-то хорошего, — это же не проблема.
Кто-то испуганно глядел в звёздные небеса, укутанные облачной пеленой, и, дрожа, тихо молился предкам, кои, якобы разгневавшись на живых, удумали устроить истязания — и проверить, насколько же живые достойны существовать. Кто-то сдержанно полагал, что всё случившееся — лишь цепочка неприятных событий и совпадений, и, Злата была вынуждена признавать с сожалением, иногда так оно и было: иногда нечто происходило просто потому что, без злого умысла, без некого великого плана, без скрытого смысла, какой не постичь простым смертным. Иногда снег просто выпадал раньше, иногда болезни просто поражали оленьи стада, иногда волки просто забывали о том, что им следует иной раз быть хоть сколько-нибудь сдержанными.

Злата — сдерживалась. Она всё ещё хранила видимое спокойствие; она всё ещё не поддавалась эмоциям, памятуя о заветах матушки — никогда не стоило обнажать свою истинную натуру, никогда не стоило показывать своих истинных мыслений и переживаний — особенно тем, кому не доверяешь.
Злата не доверяла никому — кроме своей матушки. А потому Злата оставалась предельно спокойна: эмоции могли и подвести; именно под их влиянием совершаются самые дурные и опрометчивые поступки — и было бы недурственно вывести на ошибки северян, при этом по возможности вынудив Йольсмира держаться.
Желательно, конечно, чтобы северяне при этом не решили, что начать войну вот сейчас — это восхитительная идея.

Не то чтобы Злата питала к северянам некую особую неприязнь; дело ведь даже не в каких-то эфемерных сущностях вроде типичного характера северянина, некой врождённой вражды, которую обязаны питать друг к другу северяне и восточные волки — дело ведь даже не в конфликтах, без которых история не обходилась и которые всякие раз становились великолепным подспорьем для личного возвышения.
Отравление канцлера? Конфликт. Время занять должное место.
Смерть королевы? Конфликт. Время протащить на вакантное место свою кандидатку.
Война? Конфликт. Время узурпировать власть.
Злата бы усмехнулась, но не стала — только морозная дымка вырвалась из её пасти. Откровенная власть бывает откровенно дурна; в конце концов, свергают обыкновенно королей, а не канцлеров при них, хотя и знала история исключения. Вот только эти исключения, как правило, не похожи на открытый переворот с кровью многих — часто это яд, аккуратное проплаченное убийство, неожиданное умопомешательство. Как неловко иной раз выходило — и как жутко жить!.. Было бы, не будь Злата собой.

Не то чтобы Злата питала к северянам некую особую неприязнь — и решительную приязнь к тем, кого стоит называть своими. Дело не в том, кто с севера, а кто — с востока; так уж сложилось, что сама Злата — восточная волчица, которая высоко поднялась в стае благодаря смутным событиям, в которых (она почти уверена) отдельные волки, думающие клыками, а не головой, её подозревают. Если не станет восточного королевства, то где ей тогда править, кому аккуратно советовать, на кого давить, кем манипулировать, чьи жизни брать в лапы, точно бы некто дал ей высшее право — судить, решать, возглавлять, казнить и миловать? Бежать к северянам? Глупо и ненадёжно. Пуститься в бега и исчезнуть? Не для её амбиций.

Возможно, кто-то назвал бы Злату лишённой лояльности — и смертельно ошибся бы. Благополучие восточного королевства — это прямая область её интересов.
Возможно, кто-то назвал бы Злату дурным союзником — и вновь бы ошибся.

Как и говорила матушка, в любой ситуации ищи выгоду для себя. Выгода Златы — в заключении мира, а не в том, чтобы пролилась кровь; в конце концов, проливать кровь — удел волков, а волчицы, к счастью, более умны, и Злата на короткий миг позволяет себе мысль, что, пожалуй, мир стал бы в бесконечное число раз лучше, коли у власти стояли бы волчицы — спокойные, рассудительные, сдержанные и умные. У волков, увы, такое сочетанье качеств — редкость; право слово, кто видел волка, что не наслаждался бы чужой кровью, что стал бы решать проблему, не марая лапы смертью сам? Волки — воины, а не политики, и дипломатия — удел то женщин, не мужчин.
Один миг — и Злата почти жалеет, что быть королевой — уже слишком открыто для неё, слишком честно, ибо королеве пристало быть добросердечной, мягкой, идеалом. Быть может, стоило попробовать стать ей? Избавиться от Йольсмира, стать единоличной властью, сменить немножечко устои — и расширить свой гипотетический совет?
Идея не кажется временами настолько уж дурною, но Злата — осторожна.
Йольсмиру она дружелюбно улыбнётся; ему она предложит — там, тогда, в её пещере новой — высказать все мысли и переживания, чтобы не сорваться при северянах; скажет, что им нужен мир — и даже худой мир всяко лучше, чем война. Всегда лучше выразить то, что скопилось на душе, чтобы после злость не сжималась в голове терзающим узлом, чтобы эта хвойная игла не входила в глаз так глубоко, что за кровавой пеленой первобытной ярости и не узреть всех шансов. Возможно, того избежали разве что ваиры, но они — отдельный разговор.
С Йольсмиром рядом она будет спокойна — и даст ему чувствовать себя королём.
Короли это любят, в конце концов, как и все другие — быть тем, кто они есть; знать, что видят в них того, кем они себя считают; сознавать свой статус полно.

Булат, Булат... Насколько не доверять, но верить ему — вопрос, открытый до сих пор; в нём чувствовала она что-то, что было близко ей — то жажда власти, например. Пусть и вояка он, пусть волк — не волчица; пусть груб он, неотёсан, порою слишком скор, горяч и неспокоен, несмотря на возраст, но всё-таки не то чтобы тянуло — скорее предлагало новый путь. Союзы образовывать — важнейшее уменье, особенно с такими, кто тоже жаждет власти.
Быть может, стоило стать королевой, а ему деликатно намекнуть, что место канцлера занять ему было бы полезно? А может, устранить Исоль? Ему бы подошло быть осахатом, и этот вариант она видит симпатичным. Но, опять-таки, лить кровь... выманивать Исоль, чтоб устранить... нанять убийц из прочих всех зверей... а может, просто вынудить её уйти, дав понять, что политика — дело не для неё и стоит обратить вниманье на своих волчат?
Звучит как план.
Или поделиться с ним идеей?..

На словах Йольсмира о себе Злата вежливо кивает, и по взгляде — привычное спокойствие. Она замерла степенно и привычно, не обратившись, впрочем, в камень или лёд; села подле короля, которому служила, не вертелась, клыков не обнажала.
Злата бросает взгляд на короля — и остаётся им довольна. Он держится весьма неплохо — ещё бы нос так не дрожал, и был бы сущий идеал. Речь его складна, умна, нетороплива, пусть даже для слуха северного волка будет непривычна: те как-то побольше ценили краткость, но порой стоит показать и свой обычай — главное, не пережать.
Впрочем, во взгляде её тёмном — одобренье. И поддержка — безусловно. Ведь этого он хочет от неё, не правда ли?

+8

10

– Нет большей беды, чем недооценивать своего противника, – голос отца прозвучал в голове Рокхара с пугающей чёткостью. – Никогда не забывай, что даже маленькая искра способна разжечь неистовое пламя. Напряжение неотрывно висело в воздухе. Северный волк чувствовал его куда сильнее жгучего холода. Северянин и бровью не повёл, когда Йольсмир намеренно выступил вперёд, оставив позади своих прекрасных спутниц. И лишь слегка навострил уши вперёд, заслышав в приветственных речах имена своих соратников. Рокхару казалось, что в своих попытках выказать уважение чужой стае, Йольсмир зашёл слишком далеко. Речи рыжего волка как всегда были мягки и витиеваты, совершенно непривычны северному слуху. Но за красивыми словами, точно оголившиеся кости на сломанных лапах, белели ничем неприкрытые обвинения. Рокхар был бы глупцом, не будь он уверен, что встреча начнётся с решения именно этого вопроса. Как сильно ты печёшься о жизнях своих волков, и как ловко обесцениваешь жизни других. 
– Нет, – хотелось рявкнуть не мысленно, но прямо в морду Йольсмиру. – Тебе никогда не освободить этих предателей. Они должны ответить за свои преступления. На деле же Рокхар остался глух к явной провокации рыжего волка. Северянин обещал подумать над участью волков востока, но уже тогда, на самой первой встрече двух королей, он знал, что ни за что не поменяет своего изначального решения. Глупцы должны быть наказаны.
– Зима в этом году наступила раньше обычного. И с холодом пришла болезнь. Она в свою очередь отняла у нас дичь, породив тем самым голод, – задумчиво проговорил Рокхар, приковав свой алый взгляд к Йольсмиру. – Ты уверен, что судьба преступников – это именно то, что волнует тебя больше всего? – северянин смотрел бесстрастно, хотя в волчьей душе волнами поднимался гнев.
Почему твои волки пересекли границу, Йольсмир? – без слов говорили алые глаза. – Почему решили, что они просто могут себе это позволить? Восточный король не был глупцом или самодуром, и Рокхар не понимал, отчего волк до сих пор оставался слеп. Северные волки убили восточных, а те – северных. Непозволительная бойня, но кто положил этому начало? Кто нарушил закон, а сейчас делает вид, что по-прежнему остаётся пострадавшей стороной? Кто же сейчас дал востоку право быть невиновным?
Могло ли быть всё намного проще, убей он тогда нарушителей всех до единого? И не жестоко ли оставлять их в живых, даруя восточному королю и всей стае ложную надежду?
И всё же призрачные обещания казались Рокхару лучшим исходом. В животе болезненно заурчало, немым укором напоминая, в каком плачевном состоянии на самом деле пребывали все волки без исключения. Сложно говорить о преимуществе в силе, когда рёбра твоих славных воинов можно без труда пересчитать сквозь облипшую шкуру.
Лишь лоснящаяся шерсть Макошь будто бы насмехалась над всеми законами природы. Духи не страдали от холода, их не убивала болезнь, их не страшил голод. Однако хвост лигрицы нервно подёргивался из стороны в сторону, говоря о том, что несмотря ни на что она остаётся причастной ко всему, что происходит между двумя стаями. Сквозь незримую нить магической связи Рокхар ощущал кошачье раздражение. Он не мог достоверно знать его причину, но был безмерно рад, что эмоции спутницы двигаются в похожем с ним направлении. Волк чувствовал, как за каменной стеной показного безразличия мечется неподдельное волнение за Ашайет. И за всю северную стаю в целом.

+9

11

ㅤㅤЛегко и приятно щекотнул нос цветочный дух. «Флоренс», — мигнул зверь; его любимица. Помощница, равная ему как личность, превосходящая на правах спутника и чуть-чуть уступающая в вопросах управления стаей. Во многом благодаря ей Йольсмир остался на посту, несмотря на семейную трагедию, и приходил в себя увереннее и быстрее. Её присутствие поддерживало Йольсмира, в то время как волчицы за спиной в этот миг были больше на стороне правителя в лице рыжего волка, всё же он был с ними не в близких отношениях, хотя мог делать вид и присматриваться.
ㅤㅤАх да, кое-кого вниманием Йоль чуть не обделил. Рыжий плавно скосил взгляд в сторону подножья, где напротив его воинов расположились сопровождающие Рокхара. Среди последних матёрый приметил сильно седого волка, оттого показавшегося ему пожилым. Йольсмир не был уверен, что встречался с ним ранее, однако, возможно, у него просто не получалось узнать Хельхейма издалека. Так или иначе, были там личности сильнее обращающие на себя внимание, чем седой северянин. Это вновь чей-то спутник — ба, да не знаком ли королю его голос? Как будто им же озвучены воспоминания зверя, связанные с сыном, Такером, и с походом за Цветком от бешенства... Йоль на секунду отчётливо задержал взгляд на компании у подножья. Трудно определить, что конкретно его так зацепило; сам же он силился угадать в вышедшем навстречу восточным волкам духе знакомого остроумного манула по имени Санкар. И чем дольше всматривался, тем сильнее убеждался: ну да, вот же он создаёт эту атмосферу простоты и душевности, столь уместную на переговорах почти враждующих стай... Йоль не позволил себе смешок, предполагая, что тот будет неверно истолкован, и заменил его полуулыбкой. Да, котик вроде бы тот же самый, и как только его занесло на север? «Не передал ли он чего о восточных порядках? Стратегически важную информацию? — Да нет, не может быть. Запомнился мне мордой с честью». И гиена. Гиена! Неоднозначный зверь Юга (во всяком случае встречаться с ними королю доводилось лишь у южных границ), появление которого на собрании могло означать, что у Севера контракт с разумными других земель. Ведь не могло же быть, чтобы Рокхар взял с собой пленника или гиена не имела никакого отношения к Северу? Или что северяне вдруг изменили негативное отношение к чужеземцам? Не-ет, очевидно, здесь любопытнейший союз, цель которого Йольсмир теперь попробует разузнать. Ни о чём хорошем для Востока думать, впрочем, не приходилось.
ㅤㅤОтвлечение на подножье холма не помешало Йольсмиру услышать Рокхара и чуть ли не прямым текстом сказанное «нет» на попытку поднять вопрос о возвращении пленных. Точнее, Рокхар-то зашёл издалека, его чёткая, по-военному отрывистая речь повествовала о голоде, болезни, зиме — ни слова о рабах — но очень чуткий к подтексту восточный правитель трактовал её как окончательный отказ, а не попытку потянуть время ещё. В конце концов затягивать «размышления» уже очень невежливо, а само отсутствие прямого согласия на выдачу пленников подразумевает, что «размышления» не привели к изменению первоначального мнения северного короля. Только зря потратили время... Досадно. И не способствует взаимному сглаживанию конфликта. Не обсуди накануне собрания Йольсмир политическую ситуацию с канцлером, он бы был задет отказом и непременно подстегнул Рокхара при случае. Но теперь сдержится. Не проглотит обиду, а ловко увернётся от неё, зайдёт с другой стороны.
ㅤㅤ— Меня волнуют мои состайники, — пожал плечами Йоль, подразумевая то ли принятие своих подданных в любом свете, то ли общую заботу о стае. — А что волнует сильнее всего тебя, Рокхар?
ㅤㅤЙольсмир предложил северному властителю поднять более важный, на взгляд Рокхара, вопрос для решения и, оставляя вопрос открытым, сделал предположение:
ㅤㅤ— Болезнь? Наши больные быстро идут на поправку благодаря лекарским запасам уникальных целебных трав, которые, слава Арсалии, из века в век цветут на восточных землях. Они ценны, но я готов рассмотреть дополнение выкупа, не отказываясь от прошлых условий. Возможно, ты согласишься обдумать моё предложение.
ㅤㅤОн не называл нарушивших границу невиновными. Он прекрасно понимал допущенную оплошность. И вместе с тем не имел морального права наказывать своих подчинённых высылкой в рабство, будучи не диктатором, дарующим народу вместе со своей волей и собственное видение, которое тот обязан принимать и чтить, а вождём, назначенным «снизу» — выдвинутым от и для народа. А народ хотел держать своих сыновей при себе, какими бы страшными преступниками они ни были. Восток в состоянии разобраться, как ему наказывать провинившихся, но Север отнимает эту возможность — и разве не посягает вместе с тем на суверенитет соседей, на их право вершить собственный суд внутри королевства, на их внутреннюю политику? Следует отметить, что даже в таких условиях король «предлагает» и «просит», не «требует». Уважает самодостаточность и порядок соседей, обращая внимание на право и желание пользоваться таким же уважением в ответ.
ㅤㅤВ свою очередь, Йоль не совсем понимал, чем руководствуется Рокхар, упрямо обременяя стаю дополнительными голодными ртами. Важно ли было королю показать, как традиционен Север, как держит слово и следует законам? Или под натиском голода и хвори он всё ещё мог позволить себе отказаться от ощутимого обогащения в обмен на в сущности бесполезных пленников? Дело в негибкости или в том, что не весь Арсалем сейчас стоит на пороге смерти, а лишь, скажем, его восточная часть отчего-то ощущает на пёстрых шкурах всю бедственность общего положения?

Отредактировано Йольсмир (11.12.2020 16:38:33)

+10

12

Матерый волк неслышно вздохнул, пропуская холодный воздух сквозь стиснутые зубы. Да уж, ну и ситуация. Темное и холодное утро лишь усугубляло и без того не особо дружелюбную  атмосферу царившую на холме. Слушая тягучие речи Йольсмира, он то и дело обводил почти что-то скучающим взглядом сопровождавших его самок. Нет, они явно не те, о ком стоит беспокоиться в данный момент, да и думать о нападении на волчиц, одна из которых была кормящей матерью… Нет, это было не в стиле Эредина, который и так никогда не горел желанием меряться силами с противоположным полом.  Куда больше его волновали самцы собравшиеся у подножья. Конечно, внизу был Хельхейм, но стоит признать, что он был уже немолод и десница не был уверен, что седой палач сможет выстоять против трех противников одновременно. «Разве что Саня внезапно научится превращаться в тигра или льва, тогда у восточников не останется никаких шансов», - угрюмо подумал он.  Видимо, все свои силы Йольсмир оставил внизу, дабы быть уверенным в своем тылу, но помогут ли они ему, если заварушка начнется именно на вершине? Успеют ли его воины добраться до своего короля, если он, Эредин, или Найрин, а может и сам Рокхар, вцепятся ему в глотку? Вряд ли. Впрочем, темношкурый не особо хотел проверять правдивость своих размышлений.
       Когда Рокхар заговорил снова, Эредин настороженно навострил уши. Он нутром чуял, как его короля и друга переполняет злость, пусть тот и не выдавал никаких лишних эмоций. Как всегда холодный и суровый, он говорил коротко и по делу. Десница признавал, что Йольсмир тоже отвечал достойно и осмотрительно. Пусть восточный король и пытался вести разговор подобно северянам, но его слова лишь заставили волка еще сильнее нахмуриться, от чего шрамы на левой половине его морды неприятно натянулись, создавая иллюзию однобокой ухмылки.
       -При всем уважении, Йольсмир, - глухо протянул Эредин, неотрывно следя за взглядом рыжего волка, - но ты предлагаешь нам кота в мешке. Среди нас нет лекарей, которые могли бы подтвердить правдивость твоих слов. Мы обсуждаем дым, хотя стоило бы обратить внимание на огонь.
       Рыжему стоило взять с собой, как минимум, травника или целителя, дабы тот показал всем присутствующим то самое чудодейственное лекарство. Да и даже в таком случае, как бы они могли узнать, что эти целебные травы действительно работают так хорошо, как их описывает восточник? Они тоже могут рассказать, что в их лагерь спустились боги и раздают всем нуждающимся мясо и лекарства, и Эредин будет готов отстаивать эту «правду» своей собственной жизнью, если понадобится. Но толку от этой дележки шкуры неубитого медведя?
       -Твои подданные совершили преступление на наших землях и отбывают свое наказание тоже на наших землях, - холодно продолжил десница, явственно сделав акцент на слове «наших», - таковы законы севера.
       Он мысленно выругался в сторону безмозглых охотников, из-за которых сейчас обе стаи готовились рвать друг другу глотки. Наверняка эти болваны сейчас днями напролет думают о своем знаменитом «охотничьем азарте», который почти сгубил хрупкий мир между двумя великими стаями. Ни один олень в мире не стоил той вереницы событий, в которую они сейчас окунулись по горло. Как бы там не было, с пленниками обращались более чем достойно. В конце концов, их даже кормили, несмотря на непростое для стаи время. Конечно, десница скрипя сердцем наблюдал за их кормежкой, думая о том, что лучше бы эти ничтожно маленькие куски мяса отдали детворе или больным, но у него не возникало даже мысли о нарушении традиционного порядка. Но если начнется война…
       «Правила написаны для детей. Это война, а на войне есть только одно преступление — поражение.»

+8

13

     На вершину холма устремлялись взгляды снизу и казалось, что они сейчас — одни из самых важных волков на Арсалеме. Ибо в их лапах крутился шарик с двумя исходами — мирное окончание или война. Пока в игру вступили лишь Короли двух сторон света  — Рокхар представлял Север, а Йольсмир — Восток. В их диалоге проскакивали хитрость, стойкость, серьёзность и даже какое-то хвастовство. Черный волк и рыжий волк занимали равноценные должности в своих стаях — главари, но они были не похожи друг на друга от слова совсем. И это было не только внешне, но и внутренне. Только лишь по речам вожаков можно было прочитать нравы двух разных стай. Как видела Найрин, Йольсмир извивался в своих предложениях. Ей казалось, что он хитрил где-то, но тщательно скрывал что-то от северян, а может и от всех сразу. Но то, что он решил похвастаться богатыми запасами восточных земель на случай болезней, что в данный период как никак было приоритетным для болеющих и умирающих, это она видела чётко, как ярко-алую кровь на белом снегу.
   Волчица не удержалась и очень тихо хмыкнула на слова рыжего Короля, где рядом стоящие представители Севера могли услышать это.
     — "Не уж-то ты решил поторговаться, Йольсмир? Твои шавки-преступники в обмен на какие-то травы? Будто у нас без твоих "уникальных" листочков лечение больных не продвинется дальше. И что вообще это за травы-то такие? Репейник какой-нибудь дурацкий иль сушёные лапки-козявки твоих состайников?" —
     А в словах её брата были ничто иное, как твёрдость характера, рассудительность и понимание серьёзности дела. Рокхар, словно сталь, не сгибался под ударами приказных слов и вопросов оппонента. Несмотря на то, что этот чёрный волк был её самым ближайшим и близким родственником, она полностью разделяла его желание обсудить не столько стычку двух патрулей из разных стай, сколько в целом состояние в мире: аномальные холода, снижение количества дичи до минимальных показателей и возможно странные явления в природе. Может, во всём замешана та странная упавшая звезда или... Возвращается "старший брат" того самого тумана, что напал на Северный Ветер во время праздника?
     Вдруг в игру вступил Десница Севера. Найрин дёрнула ухом и внимательно слушала речь уважаемого матёрого волка. Он говорил правильные вещи и можно сказать, что даже озвучивал мысли Правой Лапы. Действительно, как волки, не разбирающиеся в лекарном деле, могут подтвердить лечебные свойства той или иной травы. К тому же Йольсмир даже не произнёс название этого целебного лекарства, он лишь ограничился загадочной фразой "запасы уникальных целебных трав". А если бы назвал, то совершенно случайно оказалось так, что на владениях северной стаи эти "уникальные" растения растут очень давно. Так или иначе лекари и ведун остались в лагере, поэтому громкие речи о травах — бессмысленные слова на этом собрании.
     Найрин сузила глаза и ещё раз посмотрела на тех, кто взошёл на холм вместе с Королём.
     — "Молчат. Вступить ли в диалог? Или дождаться, что скажут эти вражеские самки?" — угольная волчица перевела взгляд с Исоль на Злату, затем нутром прислушалась к Рокхару. Он был бесстрастен со стороны и казалось, что в душе его не дрогнула ни одна нотка, но сестра знала, что это лишь идеальная маскировка внешне. И скорее всего его пожирал гнев изнутри от поведения и речи вожака Восточных Лесов. По крайней мере её это и раздражало и смешило одновременно. Вот оно на морду — различия двух стай в нравственном воспитании, в поведении и привычном мировоззрении.
     — "Всё же помолчу пока. До тех пор, пока не заговорят они", — взгляд ярко-оранжевых глаз следил за рыжими самками.
     Она легко махнула чёрным хвостом в это морозное утро. Постепенно холод пробирался внутрь тела из-за того, что как такового движения не было и тепло для согревания не вырабатывалось. Долго стоять так и рассуждать о неинтересных вещах — глупо. И все умные волки это понимали. Необходимо было быстро и максимально продуктивно обсудить все насущные вопросы, а на вершине холма ветер только крепчал.
     С подножья доносились голоса. Похоже, они тоже выясняли отношения, только не на таком важном уровне, как здесь.
     — "Интересно, а кого привели с собой восточники? Могучих воинов или, о, Арсалия, тоже самок? Небось раз здесь стоит родившая недавно, то у подножия по-любому какая-нибудь пузатая волчица. Как глупо, как глупо... Хах, а может восточники переплюнули мои предубеждения и взяли с собой там внизу волчат? Но, как бы это смешно не звучало, в этом есть какая-то логика, пускай и наивная — вывести на глаза нам самок, чтобы показать свои мирные мотивы? Или надавить на жалость? Будем ли мы убивать самок и волчат, если объявится война?" — Найра призадумалась. — "Хм... Непременно, если потребует долг. Но опять же! Я не могу недооценивать наших соперников. Что если там стоят самые сильные воины Восточных Лесов? Или где-то по близости отшивается их подкрепление? На всякий-таки случай. Агрх! Чтоб вас Дарсар всех драл, рыжие шкурки!" —

Отредактировано Найрин (25.12.2020 23:29:36)

+4

14

– А что волнует сильнее всего тебя, Рокхар? – спокойно парировал восточный король.
– Твоя глупость, – едва слышно фыркнула себе под нос Макошь. Северянин не расслышал слов своей спутницы (их могла разобрать разве что Найрин), но и без того понимал, что с языка большой кошки слетела очередная колкость. И совершенно не мог её в этом винить. Политические игры никогда не приводили Рокхара в восторг, и уж тем более – в нынешнее время.
– Возможно, ты согласишься обдумать моё предложение, – к тому времени, как Йольсмир завершил свою речь, между бровей северного короля залегла глубокая складка. Да. Нет. Какая разница. Рокхар уже сказал своё слово на первом собрании и никакие раздумья не смогут изменить первоначального решения. Что двигало Йольсмиром? Надежда на алчность северян? Или самоуверенность, сродни той, что погубила пленённых восточных воинов? Рокхар не видел на морде рыжего волка ни капли раскаяния, словно вовсе не его поданные развязали конфликт, в котором теперь все утопали по горло.
– Ты торгуешься, точно волчица на закате лет, – поморщился северянин. Оскорбить восточного волка вовсе не было его целью, он констатировал печальный факт, который видел собственными глазами. Проявление такой мягкой хитрости стало для Рокхара последней каплей. Глаза его вспыхнули столь яркой и ничем неприкрытой ненавистью, что казалось, будто из глазниц волка вот-вот польётся раскалённая лава. Взгляд был вновь устремлён на рыжего волка: – Меня очень волнует, Йольсмир, на каком основании ты считаешь, что имеешь право ставить мне какие-либо условия? Травы в обмен на убийц моих славных воинов? – он намеренно подчеркнул тоном слово «убийцы». – Вам следовало принести их как дар. Если они вообще существуют. Но пока что всё это – лишь слова, писанные по воде птичьим хвостом. Меня волнуют реальные проблемы, Йольсмир.
Металлический голос Рокхара нещадно резал воздух, и всё же в нём не слышалось вызова. Северный король был зол и разочарован, но не безрассуден. Он говорил то, что думал отнюдь не только он сам. Краем глаза увидев нетерпение во взгляде Найрин, чёрный волк повернул к ней свою голову и чуть заметно кивнул, позволяя той взять слово после него. Рокхар не сомневался, что, как и слова десницы, слова его сестры будут словно «сняты» с его собственного языка.

+5

15

ㅤㅤНадо отметить, Йольсмиру удивительно было слышать, что северяне не поверили не то что в готовность короля дополнить выкуп, но в существование уникальных трав в принципе. Это сравнимо разве что с заявлением Йольсмира в духе «среди моих сопровождающих нет воинов, чтобы подтвердить, что ваши воины хороши. Если они вообще существуют», потому что арсалемская слава Востока в трёх вещах: демократии, лесах и лекарствах. Но, может, правителям и правда не пристало быть в курсе дел своих врачевателей?
ㅤㅤВыслушав Эредина, Рыжий кивнул. Десница виделся ему пусть не менее твёрдым, чем Рокхар, зато более дипломатичным в своих высказываниях — это импонировало соблюдающему приличие и условности подобных встреч королю. И точно подтверждая сравнительную характеристику Эредина, Рокхар заговорил без особой осторожности. Йоль дёрнул ухом на усталое оскорбление чёрного, отстранился от ненависти в его взгляде и самого волка и хмуро свёл брови. Нетрудно войти в положение северянина, нетрудно понять его чувства и не принять на свой счёт, но — видят боги — как же трудно терпеть эту необходительную манеру обращения с собеседником! Будь горный вожак тысячу раз прав, разве можно донести свою правоту до оппонента, демонстрируя такую гордыню и слыша лишь то, что хочется слышать?
ㅤㅤА что, я ставил тебе условия?
ㅤㅤА что, ты сомневаешься в моём слове?
ㅤㅤТвои волки достойнее моих?

ㅤㅤИ предательский голод помутил терпеливый взор. Йоль медленно вдохнул. Да, вот она, сила, что превращает разумных в дикарей. Выдохнул. Нельзя ей подчиниться, ответив лаем на лай Рокхара. 
ㅤㅤ— Материк страдает от Волчьего кашля, — пояснил Рыжий, ненадолго возвращая внимание десницы и медленно кивая. Правильно было ответить сначала королю, но тот уже показал, что на вершине холма он со своими сопровождающими равен, так что теперь принципиальной разницы не было, и восточник озвучил мысли по порядку, пока они не затерялись в беседе: — Подавляющее большинство лекарственных трав против этой болезни растёт в лесах и на лугах, а они преобладают на территории Востока. (Он хотел добавить, что имеет смысл получить такое же пояснение от северных лекарей, чтобы ему можно было верить, однако сдержался.) Я уважаю законы севера. И помню, что власть принадлежит королю, — тут он плавно перевёл взгляд на Рокхара и немного наклонился вперёд без угрозы. Должно быть, волк осваивал мастерство лаконичных высказываний, потому что в двух последних фразах выразил и принятие отказа, соответствующего политике стаи, и закономерность надежды на изменение решения ввиду того, что на Севере правит личность, а не свод правил. Он последний раз объяснил, почему так настойчив в вызволении восточных волков из рабства, и закрепил переход к «действительно важным» вещам отрешённостью в голосе.
ㅤㅤ— Поведай, какая проблема гнетёт тебя сильнее всего и какие ты видишь пути решения, Рокхар.
ㅤㅤЙольсмир слабо повёл плечом, передавая инициативу в лапы второго вождя. Он заметил, что северян волнуют другие вопросы сегодняшнего собрания и волнуют настолько, что им тяжело объективно оценивать прочие темы и предложения, значит, станет лучше, если навязчивые идеи будут наконец высказаны и обдуманы. А там при должном удовлетворении от договорённости и принципиальные для Востока моменты решатся быстрее. Необязательно быть первым, чтобы выигрывать. А между делом правитель улучил момент, чтобы жестом показать Исоль и Злате, что те также вольны высказаться, если желают.

+7

16

Молчание спутниц восточного короля слегка обескураживало и без того напряженного донельзя десницу. В начале он был уверен, что тактика Йольсмира заключалась в сильной дипломатической поддержке за его спиной, но пока он вещал, волчицы не проронили ни единого слова. Ждут подходящего момента, чтобы вскрыть козыри? Ну что ж, в таком случае им стоит поторопиться, ведь ситуация и так буквально искрилась от нарастающего напряжения между обеими сторонами.
       Ему не нравились настроения северного владыки, и он явно не намерен был искать простой компромисс для данной ситуации, что значительно осложняло переговоры, успех которых и без того висел на волоске. В голове ненавязчиво промелькнул образ его невесты, Амаёри. Что колыхнется в ее изумрудных глазах, если ее будущий муж вернется к ней с вестью о войне, которую они развязали в такое сложное для стаи время своими же лапами? Разочарование? Страх? Злость? Или все вместе? Десница почти незаметно ухмыльнулся краешком рта, словно внезапно вспомнил какую-то очень забавную байку. «Долго ли она проходит невестой, если ее суженный отправится воевать? Так оно всегда и бывает – за свадьбой неизбежно следует траур».
       Голос Рокхара рассек воздух, подобно кинжалу и Эредин лишь еще сильнее стиснул зубы, издав тихий и весьма неприятный скрежет. Старый товарищ говорил верно и волк лишь коротко кивнул, на колкое замечание о лекарствах. Действительно, почему восточники выдвигают некие волшебные травы в виде выкупа, хотя могли бы и пойти на уступки в сторону северян, сгладив при этом парочку ненужных острых углов? Конечно, собственная гордость порой мешает видеть лучший выход из ситуации, но стоят ли десятки жизней этой самой гордости? Нет, однозначно нет.
      -Если тобой и правда движут благие намерения, отправь к нам одного  из своих лекарей.  Пусть обменяется опытом с нашими умельцами, - серьезно сказал Эредин, сузив холодные свинцовые глаза в две тонкие щелочки, - я даю тебе свое слово, что твоему врачевателю окажут достойный прием. Пусть покажет эффективность вашего зелья в деле, а не на словах.
       Темношкурый самец перевел тяжелый взгляд на Рокхара, давая тому ясно понять, что он берет на себя полную ответственность за каждое произнесенное слово и будет готов отвечать за последствия подобной аферы своей же головой. Дипломатическая встреча лекарей двух стай, казалась лично ему неплохим предлогом, дабы немного сбавить обороты вокруг ситуации с незадачливыми пленными охотниками. Но не смотря на все плюсы подобной идеи, он ни на секунду не задумался о том, чтобы послать кого-то из северных лекарей на восток. Во-первых, насколько ему было известно, восток был не так задет страшной болезнью, как его  родной край, во –вторых, со слов самого Йольсмира выходит, что у них там пруд-пруди этой целебной панацеи, а в-третьих… да никогда он не пошлет молоденькую Амаёри в самое сердце чужой стаи. Пусть рыжий король и выглядел в глазах десницы довольно честным и солидным волком, но он все же не мог довериться ему на все сто процентов. Рыжий вряд ли первым начнет баламутить воду, ему ведь это тоже сыграет совсем не на лапу. «Первыми бьют глупцы. Мудрый волк дарит улыбки, наблюдает и учится. А потом – бьет», - так любил поговаривать отец Эредина и именно сейчас смысл этих слов открылся для него с новой стороны.  Восточники могут сделать ход конем и запросто превратить посланных северян  в заложников, дабы выкупить впоследствии своих же волков. А почему нет? Если у него, Эредина, проскользнула подобная мысль, значит и другим светлым головам не сложно будет прийти к такому же умозаключению. Нет, он не собирается рисковать драгоценными жизнями северных лекарей, на которых сейчас держится здоровье всех членов стаи.
       Рокхара мало интересовали разговоры о лекарях и травах и десница мог это понять. Но не король каждый день смотрел в измученные глаза Амаёри, не король, видел, какой она стала худой и хрупкой, нет.  Пусть и он ощущал некие подвижки внутри своего окаменевшего сердца, но его мысли и действия по-прежнему руководствовались совершенно другими чувствами. И дело тут было вовсе не в каком-то сентиментализме к будущей супруге, а в более глубокой проблеме – в стае, которая каждый день грозится разом ослабнуть из-за недостатка лекарств и сил. От мертвых на войне мало толку, потому, Эредин будет спать намного крепче, если хотя бы попытается сделать перевес в сторону живых и здоровых.

+5

17

Все эти витиеватые речи, скрытые обвинения, попытки давления без открытой агрессии, и решение о судьбах десятков волков. Исоль была далека от этого, она не чувствовала себя достаточно "высокой" здесь, в окружении королей и их советчиком. Она на то и осахат, чтобы быть голосом стаи, и не ее разумом, и сейчас ей приходилось нелегко. Неприятно, некомфортно и сложно. Она должна была слушать волков Востока и помогать им, а не стоять здесь и терпеть выходки соседей. Хотелось высказаться, хотелось эмоционировать больше, чем почти никак, хотелось дерзить в ответ на слова и взгляды. Но здесь - не лагерь востока, и ее звучный "Гррр" проблем не решит, да еще и добавит.
– Ты уверен, что судьба преступников – это именно то, что волнует тебя больше всего? Угроза или прямота? Или король просто пытается направить короля на нужный поток мыслей? Хмурость - спутанность мысли или недовольство? Голодное урчание живота, различимое волчьим ухом - звук слабости или показатель отчаяния, которое превращает волков в загнанных в угол крыс, вынужденных драться на смерть?
В ответ на слова Восточного короля, лигрица шевельнула губами, явно сказав что-то тихо-тихо. У Исольмар аж огонек в душе разгорелся от внезапной злости, а шерсть на загривке на мгновение поднялась дыбом. Хочешь что-то сказать - скажи в морду, чтоб все слышали, у нас тут не собрание юных сплетниц. Жаль, по губам читать не могу.
- ...благодаря лекарским запасам уникальных целебных трав, которые, слава Арсалии, из века в век цветут на восточных землях.
Ты... Дурной или очень умный? Неужто отчаялся? Да, войны нужно избежать любой ценой, но эти уникальные травы - собственность Востока, стоит ли даже информацией о их существовании так просто разбрасываться с потенциальными соперниками? Волчица даже не сразу заметила, как тяжелеет ее взгляд, как хмурость усугубляется. Беспокойство на морде еще не мелькало, но было очень близко к поверхности.
- Ты предлагаешь нам кота в мешке.
И на том спасибо, хоть не цепляется за идею выиграть в войне не только территорию, немного еды и рабов, но и чудодейственное средство. А вот слова о лекаре... Ну да, будто кто-то согласился бы притащить сюда лекаря. Исоль хотела недовольно фыркнуть, но сдержалась. А вот морда чуть посветлела на мгновение.
Если Эредин вызывал и позитивные чувства тоже, будучи в глазах Исольмар чуть ли не единственным носителем разума в компании короля, то даже взгляд черной северянки, Найрин, Исольмар не нравился решительно. Они все здесь друг друга только и грузят как только могут, в основном тяжелыми взглядами, но видящиеся нотки презрения и очевидное недовольство давили на гордость и капали на нервы. Давай, еще скажи мне что-нибудь по-северному, волчица, не молчи, раз так распирает. Хотелось открыто бросить вызов, как привыкла, но здесь - не родные леса, здесь - возможное поле брани.

- На каком основании ты считаешь, что имеешь право ставить мне какие-либо условия?
А разве вы не равны, король?
- Травы в обмен на убийц моих славных воинов?
А разве не твои воины убили тех, кто даже воинами не был?
- Вам следовало принести их как дар.
К черту дипломатию, здесь Исоль раздулась от возмущения. Да как смеет он ставить Йольсмира ниже себя? Это что, привычка всех северян, думать о себе как о самых хозяевах мира? А? Этому они своих волчат учат? Отвратительно. Выставляет Восток виноватым, хотя северные воины могли бы без отнятия жизней сопроводить охотников восвояси. Не делай вид, что мы одни здесь виноваты, король. Выдержка осахата Восточного королевства постепенно испарялась, как роса с горячего камня. На морде - возмущение  и отвращение. Еще немного, и держать рот на замке она будет только на силе уважения к Йольсмиру. А потом - похерит все, что происходит, гневными речами.
- Меня волнуют реальные проблемы, Йольсмир.
А меня волнует шило в твоей высокородной высокомерной заднице, король. И абсолютно раздутое самомнение, стремящееся лопнуть.

Йольсмир разрешил говорить, и Исоль это учла, но с огорчением заставила себя молчать, пока не остынет (если остынет). Крышу от злости еще не совсем снесло, хотя еще капля - и она точно вскочет с места. Но пока что на ее уме были только ответные предъявы в адрес Севера.
Будь северяне восточниками, Исоль уже давно бы на правах замещающего королеву осахата натыкала их всех мордой в снег и оттаскала за уши. Кроме Эредина - тот вел себя как разумная лапочка, а не вот это вот все. Да, не соглашался с каждым словом Йольсмира, но и Исоль этого не делала. Но - хотя бы слушал, а не смотрел через призму подозрения и презрения.

Не будь волчица так возмущена и разгорячена, она бы сейчас не с недовольной миной и прищуром водила взглядом от одной северной морды к другой, а обратила свое внимание на движение там, внизу, у подножия холма. Но так уж сложилось.

+6

18

     — А что волнует сильнее всего тебя, Рокхар? — прозвучал голос рыжего Короля.
     — Твоя глупость, — тихо съязвила Макошь, явно раздражённая тем, что восток в лице Йольсмира не хотел ни в какую идти по тропе мирного решения проблемы.
     Найрин так же тихо усмехнулась, как и фыркнула спутница, однако стоящие напротив могли заметить её улыбку и выделяющиеся белые зубы на фоне чёрной шерсти.
     Что ж.
     Найрин была разозлена не меньше лигрицы.
     Выражение её морды так и подсказывало, что внутри было очень много мыслей, которыми она хотела поделиться. Навострённые уши смотрели вперёд, как и гордо надутая грудь, а лапы уверенно стояли на уровне плечей. Зоркий взгляд скакал по мордам, стоящим напротив — с Исольмар на Злату, со Златы на Йольсмира.
     Затем заговорил её брат, и она на мгновение отвлеклась от восточных волков. На каждую фразу Рокхара хотелось показательно кивнуть и вслух соглашаться. Йоль действительно пытался выменять преступников, совершивших противозаконные деяния, на какие-то загадочные травы, лечащее свойство которых нужно было ещё подтвердить. Или опровергнуть. В любом случае сделка была неравной — это уж точно было понятно.

     После своего выступления Рокхар слегка повернул морду к ней и еле заметно кивнул сестре, давая ей высказаться на этом собрании. Разрешение было поймано. Найрин обрадовалась, но сначала дала высказаться Эредину, и только после того, как свою речь закончил десница, начала она:
     — Что ж, теперь выскажусь и я. Так уж получилось, что с Йольсмиром сводила судьба. Однако, предполагаю, что твои состайницы могут и не знать меня. Поэтому целесообразным будет всё же представиться. Меня зовут Найрин. Я сестра короля Рокхара, по должности — Правая Лапа, ответственная за охоту в Северном Ветре, — обозначила она, чтобы все поняли, что то, о чём она будет говорить, касается её полностью. Найрин сделала паузу. Во время этого она набрала большое количество воздуха в грудь, а потом начала говорить. — Конец Месяца Цветущих Яблонь. Мирное время. Вышедший на охоту патруль из волков соседней стаи решают нарушить границу и начать вести охоту на чужой территории безо всяких предупреждений и намёков с их стороны. Такой безрассудный поступок получил достойное наказание — наши воины пришли защищать наши земли. Йольсмир, признав свою вину, твои охотники остались бы живы. Никто бы не стал атаковать их на территории Восточных Лесов и уж тем более убивать. Никто, поверь. Однако... — она выдохнула и продолжила с ноткой злости в громком и поставленном голосе. — Посягательство на чужую территорию, охота на чужую дичь, а затем атака на защищающий отряд, который пришёл отбить нарушителей со своих же земель. Йольсмир, теперь ты видишь этот конфликт с нашей стороны? — она перевела жжёный взгляд на осахат. — Когда позади наглое нападение без понятных ясному разуму мотивов, а перед мордой непонятная торговля травами, название которой даже не было озвучено, всё это начинает очень подозрительно выглядеть. Будто Вы, король, пытаетесь откупиться, а не решить возникшую проблему честно и справедливо. —
     Найрин всколыхнулась и помотал шеей, распушая свою шерсть. Раскаливаяся кровь в жилах от злости начала не согревать волчицу, а наоборот, мучить жаром. Во время разговора можно было заметить, как клубы пара, вырвавшиеся из пасти чёрной охотницы стали насыщеннее и больше. Только бы не взорваться ей, как вот-вот кипящий гейзер.
     — Меня очень удивляет тот факт, что нападение на наши охотничьи угодья были задолго до падения температуры, а за холодами до пришедшего голода. Значит вашими охотниками двигал явно не голод и не обычный инстинкт выживания. Так что же тогда? Интерес, азарт? Таким преступникам с похожими мотивами нет прощения, уж простите, но это так, — она выдохнула, разочарованнная в поведении восточных охотников. — Восточные Леса славятся своей демократией. Так может будем рассуждать демократично, так, как принято у вас в стае? На нас было совершено нападение. В этом конфликте мы — пострадавшая сторона, у которой не было ни плохих замыслов и побуждений, ни каких-то плохих действий в вашу сторону в недавнем прошлом. Так как вы думаете, полагается ли пострадавшим возмещение ущерба? И нет, я сейчас имею в виду не только физический, который безусловно был нанесён, а еще и моральный. Мы оскорблены поступком ваших охотников. Почему они решили, что могут ставить нас ниже своих интересов и нарушать наши законы, ставить свои лапы на чужую территорию, раскрывать свои пасти на чужую добычу? Йольсмир, Восток славится своим честным судом, может и сейчас стоит взвесить ваши и наши поступки и решить по справедливости? —

     — "Ух, Арсалия. Ну, вперёд же, скажи это!" —

     — Я предполагаю, что "грех" ваших охотников может стереть дарение территории с дичью, на которую они решили коварно напасть даже вне голодного времени. Да, если Вы, Йольсмир, действительно хотите торговаться здесь, на этом холме...
     То моё предложение —
     Это переход
     Свода Небес
     В наши владения
. —

Отредактировано Найрин (14.02.2021 02:39:33)

+5

19

ㅤㅤИсоль, судя по всему, была поглощена борьбой с эмоциями, раз не стала высказываться сразу — это Йольсмир допускал, зная пылкий нрав осахата и оценивая собственное возмущение происходящим. Сам правитель был захвачен беседой, поэтому дёрнул ухом на ропот с подножья, точно отгоняя назойливое насекомое, и подумал, что было бы хорошо одной из сопровождающих его волчиц оценить обстановку там, среди воинов. Точно прочитав его мысли, канцлер — король заметил вспышку светлой шкуры краем глаза и услышал лёгкие тихие шаги — отдалилась от группы на край холма. Сверху прекрасный обзор: видно и напряжённые звериные тела, и неровные тени в лесу (показалось?), и взгляды с недоумённым подозрением, слышно громкие голоса.
ㅤㅤЗлата справится. Всё под контролем.
ㅤㅤЭта мысль придала Рыжему уверенности, и он смело взглянул на взявшую слово Найрин. «О, я обращался к Рокхару... Смело для севера, волчица; ну да ваши волчицы всегда были очень смелы», — и грустное тепло повело его взгляд, матёрый сморгнул, улыбнувшись. Он слушал. Легонько кивнул на представление чёрной за себя и за Злату, которая, впрочем, могла и отвлечься от своего наблюдения соблюсти приличие. А затем, мотая на ус отношение к происходящему и видение северян, стал цепляться мысленно за формулировку, допущенные малозаметные логические ошибки — излюбленное средство ораторов при убеждении толпы. Почти никто не заметит, например, такую мелочь, как «начать вести охоту на чужой территории», проникнется благородным патриотизмом говорящей, легко упустив из виду, что начало-то было на восточной территории, да и дичь, стало быть, восточная изначально... Однако Йольсмир замечал всё. Бесконечно уставший от «неправильных» действий тех, чьи морды никто из присутствующих даже не видел во время стычки, он не хотел сейчас возражать Найрин. Но не хотел и допускать несправедливых суждений! Как же вы категоричны, северяне.
ㅤㅤПолетели упрёки. В невнимательности к альтернативной точке зрения, в неравноценном обмене, избегании «честного» решения. «Очень смело, волчица», — уже с холодком оценил Рыжий. В противовес распалявшейся сестре северного вождя, распушившейся и качнувшейся, разящей самоотверженно честной злостью в зычном голосе и напоминающей собою шторм, восточный правитель оставался неподвижен, только узкая грудь его вздымалась и содрогалась, словно в неё бил прибой. Не то чтобы его не трогала неожиданно долгая для лаконичных северян и проникновенная речь, напротив, трогала настолько, что проще было замереть и дослушать, чтобы ненароком не опуститься до слепоты спорящего. И, право, король уже собирался ответить серьёзно. Он успел представить такую ситуацию:
ㅤㅤИ я могу рассчитывать на выдачу пленных в случае успеха, то есть выздоровления и эффективности лекарств? — Ответ Эредину, слегка лукаво вскидывая брови и чуть опуская морду в сторону.
ㅤㅤИ такую:
ㅤㅤДемократичные суждения строятся на демократичных формулировках, — замечание для Найрин  на весьма резкие по меркам Востока выражения охотницы.
ㅤㅤТолько вот последнее предложение Правой лапы его откровенно... рассмешило. Да, Рыжий внезапно вздрогнул, оттянул уголки пасти, щерясь и поднимая голову в приступе смеха; искорки веселья озарили его тусклые очи, и волк даже оторвал от земли переднюю лапу, с негромким хохотом подаваясь назад.
ㅤㅤ— Простите! — После первых переглядываний мотнул он  мордой и зажмурился, ещё тихонько дрожа, но успокаивая и дрожь, и веселье. — Я правильно расслышал... «дарение территории с дичью, на которую они решили напасть» — о, я с радостью подарю вам вашу территорию, — снова смеясь, сверкнул оскалом Йольсмир. — Если всё, конечно, так; если допустить, что видение твоё истина... если ты про дичь всё же, а не земли, то и дичь я вам подарю! — Великодушно заверил король и сквозь сладость эту вдруг просочился яд. Совершенно логичный, впрочем, в виде колкости невзначай, как припомненная легко и между делом ошибка прошлого: — Да ведь она и так осталась у вас, не правда ли? Ну, та, что придушили не то мои охотники, не то ваши воины.
ㅤㅤОн вдруг встал, махнув хвостом, сделал шаг вперёд...
ㅤㅤ— О, если бы можно было исправить всё дичью, хотя бы в нынешние времена, когда она так-нужна-всем-нам, лекарствами, (д)тушами — количество оправдало бы десятки охот виноватых живых. Отпустив умерших с обеих сторон: равноценный убыток называется «компромисс». Не мне лечить задетые души, ибо извинения я приносил безрезультатно, но мне возмещать ущемлённым телам — было бы, — лязгнул матёрый. — И знаешь, Север, я до сих пор не отказываюсь от своих предложений. Не верю, что вы на них согласитесь, как бы выгодно вам то ни было, так что ответа по этой теме не жду.
ㅤㅤ...и два назад.
ㅤㅤБезудержное веселье. Непозволительное веселье. Жестокое, безумное и отчаянное. Не дав никому вставить слово, Йоль снова заговорил без тени злобы или неприятия:
ㅤㅤ— Я готов отдать Свод Небес со всеми богатствами этих мест. В знак доброго расположения к вам забыть и не вспоминать больше последние конфликты на границе решительно без претензий (вы можете вспоминать). И сумею убедить Совет в этом. ... Если к нам отойдёт Долина Тишины.
ㅤㅤПосле театральной паузы король изволил объясниться:
ㅤㅤ— Взбудораженный затянувшимися переговорами, мой народ вспоминает время, когда она контролировалась нами, и видит в ней спасение. — Он понизил голос, чтобы следующие его слова не услышали волки с подножья. — Пусть объективно она ничем не лучше того же Свода и в чём-то... например, в наличии этого огромного дерева с легендами и вещими снами ...проигрывает ему — предположим! — само понимание вновь обретённого владения заметно снизило бы воинственные настроения.
ㅤㅤВзгляд на Рокхара, возвращение силы голоса.
ㅤㅤ— Сам понимаешь, что война сейчас невыгодна никому.
ㅤㅤ«В ваших интересах сохранить мир у нас точно так же, как в наших — сохранить его у вас. Я готов способствовать, а ты?»

+6

20

Наблюдая за облачками своего же морозного дыхания, Эредин на мгновенье прикрыл глаза, позволяя себе хотя бы на одну секунду позабыть о напряженном диалоге, который все еще не хотел приносить никаких плодов. Чего они добиваются, переливая воду из пустого в порожнее? Десница и сам до конца не понимал, как можно уладить столь сложную ситуацию одними словами. А они тем временем все говорили и говорили, от чего напряженная беседа лишь набирала обороты. Он мог чуть ли не физически ощущать злость сидевшего рядом Рокхара, которому происходящее нравилось еще меньше, чем самому Эредину. Зная не понаслышке о нраве своего короля, темно-серый волк все больше и больше опасался плачевного финала этих переговоров. «Нет, - подумал он, - мы не должны допустить бессмысленного кровопролития. Не сейчас».
        Пока спутницы Йольсмира по-прежнему молчали, в беседу вклинилась Найрин. О, похоже, сегодня ей было что сказать и она использовала если не весь свой навык красноречия, то как минимум, большую его часть. В отличии от своего хмурого брата и столь же молчаливого северного десницы, она вывалила на восточную дипломатическую делегацию все, что она думала и о короле Йольсмире и о безмозглых охотниках и о всей ситуации в целом. Ее запал одновременно и радовал Эредина, но так же и настораживал. Не подкидывает ли она сейчас сухого хвороста в и так бушующее пламя? Его опасения, были точно не напрасными.
        Темная шерсть на загривке резко встопорщилась, когда Правая Лапа молвила свое последнее слово. Что она удумала? Неужели она и правда думает, что восточный король отдаст часть своей территории в такое непростое для стаи время взамен на парочку охотников? Каким бы милосердным владыкой не был рыжий волк (а Эредин кое-что, да и слышал об устоях и порядках соседей), но тот вряд ли пойдет на такие жертвы. Войны начинались и из-за меньшего, а тут целая дележка земель в голодное время. Его свинцовые глаза превратились в две узкие щелочки и  шрамы натягивающие левую половину морды, поползли куда-то в сторону, от чего он непроизвольно наполовину ощерился. Быть нейтральным — не значит быть равнодушным и бесчувственным. Не надо убивать в себе чувства. Достаточно убить в себе ненависть и злость. И если с первым пунктом Эредин неплохо справлялся, то со вторым было сложнее. Он ощущал, как нечто жаркое и острое заскребло ему нутро, острыми когтями полосуя его внутреннее спокойствие. Он и сам всегда был готов положить свою же голову во имя чести и праведности, но почему-то чутье подсказывало ему, что от подобного предложения пахло чем угодно, но точно уж не честным судом и справедливостью.
        Он в одночасье же повернул голову к Рокхару, ожидая реакции своего владыки, но тот молчал. Еще бы, король наверняка согласен с мыслями родной сестры и вряд ли бы он сам сказал нечто иное в данный момент. Так что возможно, что Найрин выдала предложения самого Рокхара, но куда в более мягкой форме, чем сказал бы сам северный правитель.
        Рыжий Йольсмир, тем временем, первым обратился к нему, Эредину, хотя как показалось самому темно-серому, его собственное предложение меркло рядом с запросами Правой Лапы. Еще бы, после проникновенной речи Найрин, приоритеты живенько сменились.
        - Я могу лишь обещать, что война не начнется, пока твои лекари будут нашими гостями, - голос десницы прозвучал немного мягче, но в его глазах по-прежнему колыхался равнодушный холод.
        В какой-то момент, у Эредина зажегся огонек надежды, что вот-вот и у них получится прийти к мало-мальскому соглашению, но вся его вера в одночасье рухнула в бездонную пропасть, когда восточный король вновь открыл пасть. Что же это такое происходит… неужели они на пару с Найрин из ума выжили, требуя друг от друга земель, дичи и прочих богатств?
        -Может, ты еще потребуешь от нас ежесекундного окончания зимы, Йольсмир? Я думал, мы собрались здесь, чтобы обсудить реальные возможности пресечения войны, а вы по итогу торгуетесь землями, дичью и… деревом с вещими снами? – Эредин поднялся со своего места и сплюнул в сторону, неотрывно наблюдая за взглядом рыжего волка, - в пекло твоих охотников, их возвращение домой уже ничего не изменит. Они отбывают и будут отбывать наказание на севере и тебе придется смириться с этим фактом. Я предлагаю если не мир, так хотя бы перемирье на время зимы. Ведь война сейчас невыгодна никому, верно? – намеренно повторив последние слова Йольсмира, десница и не подумал садиться обратно на свое место.
        Либо они решают что-то сейчас, либо расходятся по разным углам, пока поверх нынешних проблем появилась еще пара десятков новых. Язык до добра, все же, редко доводит.

Отредактировано Эредин (05.03.2021 04:36:44)

+6

21

Молчание Рокхара, а уж тем более – позволение Найрин говорить от его имени, вероятно, могло быть расценено восточными волками неоднозначно. Они могли обвинить северного короля в неуважении или вовсе в незаинтересованности решаемых вопросов, однако, это было в корне не так. Северяне говорили открыто и резко, каждый из них продолжал слова предыдущего, не оспаривая ни единого высказывания, словно в бурном потоке единой мысли. Каждый из спутников Рокхара был полностью вовлечён в напряжённый диалог, тогда как Йольсмир был единственным восточным волком, подававшим голос. Стечение обстоятельств или холодный расчёт? Рокхар затруднялся с ответом, но до тех пор, пока волчицы напротив молчали, он не считал нужным даже смотреть на них.

Взгляд Макоши, напротив, с вульгарным вниманием изучал стоящую по ту сторону Исоль. Северяне частенько игнорировали даже собственных волчиц, так что духа ничуть не удивлял подобный просчёт по отношению к чужим. И всё же это молчание было красноречивее слов. По крайней мере, для Макоши, успевшей вдоволь насмотреться на пылкий норов северных волчиц. В цепком взгляде Исоль кошка видела куда большее, нежели могло открыться, реши она вставить своё слово. Макошь и сама молчала, давая живым самим вершить собственную судьбу. Ведь она была лишь щитом, который должен был намекнуть восточной стае, что нападение на Рокхара может стоить им жизни.

Давая слово Найрин, северянин осознавал, что может быть произнесено что-то провокационное. Отчасти он удивился её напору и прямолинейности, отчасти – мысленно кивнул в знак одобрения. Говорить что-то поперёк слов сестры он не стал, было слишком поздно ловить слова, кружившие теперь над всеми волками, точно вороны в ожидании скорого пиршества. Впрочем, Рокхар не просто промолчал, он и не захотел возражать. И совсем не потому, что Найрин была его родной сестрой. Теперь, когда политическая игра повысила ставки, ему было интересно посмотреть на реакцию рыжего волка.
И она не заставила себя ждать. Губы Рокхара с отвращением дёрнулись, когда он наблюдал за тем, как Йольсмир сотрясается в приступе хохота. Это неуместное веселье показалось королю даже излишне театральным, и он сделал над собой немалое усилие, чтобы не вцепиться в эту нахальную рожу прямо здесь и сейчас. Чёрный волк с досадой подметил, что последний год всё чаще и чаще, подобно своему отцу, позволяет ярости застилать ему глаза. Он этого боялся. Ему это определённо не нравилось. Но вид нахального восточного волка, смеющегося ему прямо в морду, ему не нравился куда больше.

Внешнее спокойствие Рокхара могло обмануть многих, но не Макошь. Она почти физически чувствовала эту внутреннюю борьбу через невидимую нить, накрепко связавшую их на время собрания. Поведение восточного короля раздражало её отнюдь не меньше, чем Рокхара. Неужели это просто жалкая попытка вывести разгорячённых северян на эмоции? Макошь старалась не удивляться, что на востоке хитрости и колкости языка не гнушались даже самцы.
– Как ладно заливает! – вновь промурлыкала лигрица на ухо Найрин, но голос её был полон яда. Она вовсе не страшилась сказать это Йольсмиру напрямую, но, как и подобает древнему духу, оставалась наигранно безучастна к словесным перепалкам королей.

– Ты правильно расслышал, сутулый ты пёс.
Но когда тирада восточного короля сошла на нет, вслух сказал совсем не это:
– Земли за земли? Что ж, охотно! Только вот первый день вашего обладания Долиной Тишины станет последним днём в этом мире для твоих драгоценных охотников, – губы волка дрогнули в подобии улыбки. Ему совсем не хотелось смеяться, и этот вымученный жест на серьёзной морде короля выглядел безумной гримасой: – А может, мы просто прекратим эти глупые торги, в которые ты превратил нашу встречу.  Если ты не хочешь делиться лекарством во имя всего Арсалема, – то можешь идти к чёрту! пусть будет так. Ты не в том положении, Йольсмир, чтобы говорить мне о компромиссе.
Рокхар был сыт по горло сладкими речами восточного короля. Тот неплохо умел заговаривать зубы, просачиваться, точно вода под камень, выискивать лазейки, угодные ему и его землям. Похвально для короля, но воистину позорно для самца. Северное упрямство Рокхара не позволяло ему встать на место Йольсмира. Восток был виновен и изо всех сил пытался выставить себя в лучшем свете. Северные волки никогда не пересекли бы запретных границ. Так кто же действительно имел право ставить условия?

+6

22

Отошедшую Злату Исоль проводила почти завистливым взглядом. Здесь, наверху, в душной атмосфере несогласия ей и ее эмоциям делать нечего. Лучше бы с королями остался канцлер.
Заговорила Найрин, и полный недовольства взгляд осахата тут же стал прикован к ней.
- Вышедший на охоту патруль из волков соседней стаи решают нарушить границу и начать вести охоту на чужой территории безо всяких предупреждений и намёков с их стороны.
Удивительно, как волки, не любящие болтовню, оказались волками, предпочитающими переиначивать истину игрой слов. Конечно-конечно, восточные охотники сразу из лагеря зашагали прямиком к границе севера, дичь они нашли уже за пределами границы, и вместо того, чтобы сообщить хозяевам территории о своих намерениях, сразу молча бросились исполнять свой охотничий долг.
- Йольсмир, признав свою вину, твои охотники остались бы живы.
Тут Исоль возмутилась особенно сильно (хотя она с начала встречи удивляется особенно сильно, в основном наглости и твердолобости), и подозрительно прищурилась. А не северные ли воины и рта раскрыть не дали охотникам, сразу кинувшись убивать? Во что ты играешь, королевская сестра Найрин? Совсем завираешься.
- В этом конфликте мы — пострадавшая сторона, у которой не было ни плохих замыслов и побуждений, ни каких-то плохих действий в вашу сторону в недавнем прошлом.
Врешь.
Когда Найрин озвучила свое "предложение" (северяне здесь не предлагают, они требуют), Исольмар приглушенно зарычала, не обнажая клыков. Зло и коротко, не сразу взяв себя в лапы. На мгновение стало жалко Эредина - десница действительно шел на контакт, пытался договориться, предлагал варианты. И Найрин с Рокхаром были на абсолютно другой войне, действуя совсем иначе, говоря совсем другое.

Хотелось вслух придраться к словам правой лапы, не отвечая на ее требования поставить ее на место, даже если эмоциональный и откровенно злой ответ Исоль сейчас только повредил бы. Но Йоль начал смеяться. Исоль аж поумерила свой гнев, опешивши повернув морду к королю. Истерит, что ли? Все, перегорел от напряжения? Или ситуация наконец достигла некоего пика бредовости, после которого Йольсмир функционировать как король отказывается?
- ...о, я с радостью подарю вам вашу территорию. - Неужто прицепился к словам волчицы, хитрый лис? Исольмар улыбнулась бы, не будь все на самом деле плохо. Будто одного веселья мало - речь волка стала бессвязна, сложна к пониманию. Исоль прикрыла глаза, полностью замерев и молча слушая, следя уже только за Йольсмиром, уже имея представление о том, что будет происходить со стороны северян из их прежних действий и слов.
Йольсмир шагнул вперед, и Исоль, не знающая, чего от него ожидать сейчас, от движения открыла глаза и тут же последовала за ним, оставаясь чуть позади, но держась ближе. И снова следя за северянами - мало ли как отреагируют на выходку. Когда король отступил назад, они оказались почти вровень, и волчица чуть придвинулась к нему, касаясь плечом его плеча. Крыша у него вроде не совсем поехала, но если физический контакт сейчас поможет, вернет его на землю - будет хорошо. Не оставляй меня единственной, кто может защищать Восток здесь, Йольсмир, это же не моя работа.
Рыжий действительно успокоился, хотя нельзя сказать, что здесь помогло присутствие волчицы. Может, просто устал, или взял себя в лапы наконец. Волчица выдохнула про себя.
- Если к нам отойдёт Долина Тишины, - точно хитрый лис. Исоль, расслабленная вернувшимся спокойствием Йольсмира, даже улыбнулась про себя (будто сама минуту назад не ругалась на смеющих лыбиться северян).
— Сам понимаешь, что война сейчас невыгодна никому.
Не видишь, что ли, что не понимает?

Даже мирно настроенного Эредина они теперь, похоже, потеряли - десница возмутился требованиям Востока. Но, в отличие от своих более норовистых собратьев, серый все еще демонстрировал понимание последствий встречи здесь. Понимал, что война никому не нужна, и пусть уже не шел навстречу так охотно, но предлагал хоть что-то. Перемирие на время зимы все еще значит войну, но не такую тяжелую, не настолько бессмысленную. Не то чтобы война между стаями имела смысл, но толку драться, если в итоге вы все передохните от голода, потратив силы друг на друга?
- ...станет последним днём в этом мире для твоих драгоценных охотников.
На эти слова северного короля Исольмар открыто оскалилась. Это уже не выражение неприятия в адрес друг друга, это - открытая угроза, и вызов, и показание пренебрежения. "Нам плевать на то, что думаете и считаете вы, мы здесь решаем".
- Ты не в том положении, Йольсмир, чтобы говорить мне о компромиссе.
Ах ты наглый пес... Что-то то ли порвалось, то ли треснуло.
Вдох-выдох, прерывисто, с на краткое мгновение прикрытыми глазами. Рыжая глянула на Йольсмира и выпрямилась, шагнула чуть вперед, показывая, что теперь ее очередь говорить. Она намеренно не стала вклиниваться ни в одну из предыдущих нитей разговора, не присоединялась к "торгам" за территорию, травы и волков. Ей было понятно, что северяне не согласятся ни на один из настоящих компромиссов, что им нужно было только полное подчинение и "содействие", без каких-либо уступок со стороны севера кроме тех, что затыкали наконец их пасти и отправляли их высокомерные задница восвояси. Заговорила она разгоряченно, но ровно, не меняя тона и не набавляя эмоций.
- Вы требуете земель и повиновения, относитесь к нам как к провинившимся, но вы забываетесь, северяне. Ваши патрульные поймали (и убили) наших охотников, но наши патрульные не раз замечали запах ваших волков на наших территориях. И это явно были не очередные ваши беженцы. - Последнее слово Исоль даже выделять интонацией не стала, хотя хотела. Понятно теперь, от чего ряды восточных волков порой пополняются северянами - при таких-то королях и нравах, при такой заботе о благополучии стайных. - Объясни-ка это мне, король? Наши охотники ошиблись, и дорого платят за это, но неужто твоим было дано позволение нарушать границу когда им вздумается? Кто дал им позволение, король? И кто будет за это нарушение платить? Ведь насколько я знаю, вы могли все это время охотиться на наших землях, просто откладывая решение о перемирии, чтобы подольше делать что вы считаете правильным.
Конечно, северяне могут наброситься на нее с обвинениями в клевете, но они и не собираются соглашаться на перемирие теперь, так пусть хотя бы ответят на вопросы. Не оставляя времени на то, чтобы прервать осахата ответом на ее обвинение, волчица продолжила:
- Вы так много требуете, так много хотите, и так старательно поворачиваете истину, пряча неприятную вам сторону от наших глаз. Наши охотники перешли границу, но ваши патрульные не дали им шанса развернуться и уйти. Мы должны платить за смерть ваших волков, но ваши волки первые забрали жизни. Так чего вы требуете здесь, Рокхар, Найрин? Чтобы мы заплатили на ваши просчеты? Вы на самом деле хотите войны зимой? - Какой король хочет смерти волков, доверивших ему свои судьбы, превыше их выживания? - Неужто ваша глупая гордость и желание быть правыми стоят жизней всей стаи? Или вы думаете, что вы все переживете войну зимой? - Пауза, чуть опущенная морда, прикрытые глаза, прерывистое дыхание. - Не хотите травы - нам лучше, они останутся у нас. Хотите свод небес - забирайте, - подавитесь, - сейчас нам нет от него толку. Не хотите отпускать охотников - пусть так, они провинились и заслужили это. Но за то, чтобы что-то получить, нужно что-то отдать, и пока что я не услышала от вас предложений, северяне. Что вы готовы отдать? Или гордыня настолько затмила ваши взоры, что понятие справедливости вам уже неведомо? - Исоль подняла взгляд к глазам Рокхара. Я знаю, что ты в ярости, но не ты один, король. - Вы тоже провинились, так чем вы будете заглаживать вину?
Относительно уже произошедшего и сказанного, речь волчицы была нескладной. Оно и понятно - ответные обвинения были уместны прежде, до взаимного обмена финальными требованиями. Но что они теряют теперь, кроме еще нескольки минут обмена полными смыслов фразами?

+7

23

     Никому не было смешно. Кроме него.
     Север стоял, не пошевелившись. Суровые взгляды каждого волка и спутницы наполнялись злобой после глупой реакции Восточного короля на предложение о дарении территории. C каждым громким смешком и трепыханием рыжей груди веки Найрин опускались всё ниже и ниже, пока не остановились в прищуре. Зрачки не сходили с морды Йольсмира; она ждала, что же в итоге дельного он скажет, кроме того, как гоготать и пытаться выставить ситуацию совсем другим боком.
     — ...когда она так-нужна-всем-нам...
     — "Вот только мне так наплевать на вас! Ежели не хватает собственной дичи, раскрыли зажравшуюся пасть на наши земли, то будьте добры, голодайте тогда, сидя и без наших и без ваших владений."
     — Если к нам отойдёт Долина Тишины.
     Найрин не выдержала и закатила глаза, а после отвернула морду от него. До чего он не нравился ей в честных (для неё) переговоров, что слушать его речи вызывало лишь раздражение у самки. Дёрнув левым ухом, возле которого стояла Макошь, тоже недолюбливавшая соседей, Найра в сотый раз для себя согласилась со спутницей. Лёгким кивком она подтвердила слова лигрицы, вновь повернулась к персоне Йоля, как с правого плеча заговорил брат, чьи слова звучали твёрдо, угрожающе и без какого либо намёка на веселье, как сделал это восточный главарь. От слов Рокхара стала немного страшно, хотя адресовались они совершенно не ей. Эта тихая ярость, что пыталась спрятаться за спокойным тоном, всё-таки звучала, но не в голосе, а в словах. В груди Найрин будто что-то завибрировало, ей показалось, что ещё чуть-чуть, и Рокхар всей своей массой наброситься на Йольсмира, раскроет пасть и нанесёт удар в горло, которое так сладко смеялось буквально минуту назад. На мгновение выражение морды Правой Лапы сменилось на испуганно-удивлённое, и она действительно подумала, что сейчас начнётся драка, а за ней и война, которая, как подметил Эредин, не выгодна ни одной стороне. Только вот обиды за охотников от восточных и за воинов и земли от северных не испарятся от заключении перемирия или переноса обсуждения еще на время. Но ведь решать такие вопросы клыками и когтями слишком по-дикарски. Боги не просто так одарили их разумом и возможностью говорить — этим нужно пользоваться, например, на переговорах. На которые они как раз-таки и пришли!
     — Сам понимаешь, что война сейчас невыгодна никому.
     — ...Ведь война сейчас невыгодна никому, верно?
     — Невыгодна... — тихо повторила она ключевое слово. Да, она не хотела терять ни ресурсы, ни волков, но и оставлять вопрос нерешённым тоже.
     На арену переговоров вышла Исоль, до этого момента сидевшая тихо, она лишь поглядывала на северян исподлобья, возможно, проклиная их про себя. После тех самых вызывающих слов Рокхара осахат оскалилась. Только вот это действие с её стороны вызвало лишь бурю негативных эмоций у Найрин. Она расценила это, как прямое негодование к её брату, куда тут же нужно было вступиться сестре. Рокх для неё в первую очередь король, которого она должна защищать и отстаивать его мнение, а во вторых, часть семьи, её родная кровь, оскорбления в его сторону она всегда воспринимала и в свою. Поэтому в то же мгновения после оскала Исоль Найра оголила свои клыки, приподняв верхнюю губу и нос и немного выступив вперёд, навстречу вражеской самке, нетихо зарычала. Пытаться увиливать от деловых предложений — пускай, ладно. Но оскаливаться на короля Севера для неё неприемлемо.
     — Ваши патрульные поймали (и убили) наших охотников, но наши патрульные не раз замечали запах ваших волков на наших территориях.
     — Задержали нарушителей, на агрессию ответили агрессией. Они не признавали свою вину и поплатились за это. По-твоему несправедливо? — грозно отстрочила Найра. — А вот про следы что-то я впервые слышу. Почему говорите об этом только сейчас? Или это так же, как и с загадочными травами, которых никто никогда не видел, но на Востоке они определённо существуют.
     — ...Вы могли все это время охотиться на наших землях...
     — Никогда! — рыча, ответила Найрин. — Наши волчицы ведут охоту исключительно на наших землях, — "В отличие от ваших бессовестных охотников!" — Охотницы всегда отчитывается после походов, наши проверяющие всегда следят за тем, чтобы группы не уходили со своих мест, — говорила она об этом максимально уверенно, ибо нисколько не сомневалась в своих волчицах. — Поэтому не вам учить нас дисциплинированности.
     Но вот она опять заговорила о том, что воины Севера — это жестокие убийцы, которые даже не дали слово молвить нарушителям, что беспощадно убивают, не спрашивая у жертв ничего. "Чушь койота!" Правая Лапа опять закатила глаза. И кто прав в этом случае?
     — Наши воины сказали, что остановили нарушителей, но агрессивное поведение ваших охотников заставило их вступить в бой, из-за которого и появились жертвы. Возможно, вам передали неправильную трактовку этой стычки, из-за чего сейчас никто не понимает друг друга. Мы говорим, что наши не нападали сразу, вы же говорите, что да. Не сходится, правда ли? А, возможно, что соврали нам и неправильно пересказали случившееся... — проговорила Найрин, хотя для неё это был самый последний вариант, потому что сомневаться в воинах, воспитанных северными жёсткими нравами, не было предлогов. Рычание прекратилось, но она всё равно оставалась недовольной. И уже не только Йольсмиром, но и Исолью тоже. Однако, убрав плохие эмоции под лапы, продолжала выяснять, кто прав и кто виноват. И с каждым новым предложением запутывалась в сетях прошлого всё больше и больше.

+6

24

Макошь всерьёз опасалась, что оскал на морде Исоль станет последней каплей и заставит северного короля потерять остатки самообладания. Она почти физически чувствовала, как всё это время чаша терпения Рокхара медленно переполнялась. Но чёрный волк невозмутимо смотрел прямо в глаза Исоль, а на его морде не дрогнул ни один мускул. Лишь янтарные глаза вновь потемнели от ярости, а шерсть на загривке вполне недвусмысленно вздыбилась. Макошь непроизвольно напряглась, перенимая состояние связанного с ней волка, хотя и чувствовала, что нападать друг на друга никто не собирается. Пока что.

– …но наши патрульные не раз замечали запах ваших волков на наших территориях.
– Невозможно, – холодно парировал северянин.
– Объясни-ка это мне, король?
– Я должен верить лишь твоим словам, волчица? – слова «клевета» не было произнесено вслух, но Рокхар недвусмысленно намекал на это. – Или может словам восточных волков, которым будет велено говорить то, что нужно?
– Наши охотники перешли границу, но ваши патрульные не дали им шанса развернуться и уйти.
– Они не просто перешли границу, – спокойно напомнил Рокхар, впрочем, едва сдерживая раздражение. Благо, что Найрин подхватила порыв его мысли и позволила выйти из этого диалога взаимных пререканий. Северянин же перевёл взгляд на Йольсмира, бросая ему немой укор за излишнюю словоохотливость его осахата.

+5

25

ㅤㅤЧёрная слава — тоже слава. И Йоль в ней купался, в приступе хохота не замечая ни обеспокоенных, ни изумлённых, ни осуждающих взглядов и оскалов, но почти физически чувствуя, как внимание окружения концентрируется на нём. Ещё бы: так вольно не вёл себя никто, но это нарушение этикета даже льстило Рыжему, ведь выходило, что только он может себе позволить быть абсолютно искренним? Что ж, он и на прочее ответит искренне... Ответил бы, да его упредили. Исоль мягко коснулась его плеча — Йоль скосил взгляд и вдохнул, — как бы намекая на неуместность эмоций. Должно быть, ей стало слегка тревожно за исход переговоров. «Или за меня?» — Шальная мысль. Рыжий прогнал её. Там, в лагере, у него траур по супруге; здесь, на холме, у него конфликт с северянами, и нигде не должно быть поиска утешения в ближних. Упрямый в своём трагичном одиночестве, волк сознательно вовлёкся в обсуждение.
ㅤㅤ— Только вот первый день вашего обладания Долиной Тишины станет последним днём в этом мире для твоих драгоценных охотников, — предложил северный король, совсем близко напряглась и вроде оскалилась Исольмар. — <...> Ты не в том положении, Йольсмир, чтобы говорить мне о компромиссе, — удивлённо-пренебрежительно вскинутая бровь и возмущённый вдох.
ㅤㅤ«Я не в том положении?»
ㅤㅤПравитель качнулся было корпусом вперёд, чтобы ответить Рокхару если не на провокационный вопрос об их равенстве меж собой, то хотя бы на предложение обменять территорию на злосчастных охотников. Трудно сказать, насколько серьёзным были слова чёрного волка — не подверженность ли эмоциям означала его странная гримаса? И, наверное, хорошо, что Йоль не успел ответить, иначе звание главного безумца на утренних переговорах пришлось бы делить с Рокхаром, что променял двух рабов на долину Тишины. Ведь он был согласен.
ㅤㅤИсоль взяла слово. Йоль махнул хвостом, уступая состайнице и пока пережёвывая выпад северянина. Осахат в своём монологе говорила ровно и выверенно, но веско и категорично, что в общем-то было на неё очень похоже. Между строк отозвала назад выкуп и свела на нет спор об охотниках — подвела так к важной мысли о том, что уступок почему-то ждут только со стороны Востока. Даже допуская вину своей стаи, Йольсмир не мог полностью принять позицию Найрин из-за утрированности обиды соседей. Собрание выглядело так, будто Йоль пришёл с делегацией исключительно чтобы загладить свою вину перед Севером, ещё раз извиниться и позаискивать перед владыкой горных земель, дабы тот простил им оплошность нарушения границ и смерть на них. Но им много что было обсудить, кроме этого! Нужно было заканчивать.
ㅤㅤ— Возможно, вам передали неправильную трактовку этой стычки, из-за чего сейчас никто не понимает друг друга, — одобрительный взгляд для Найрин. — <...> А возможно, что соврали нам и неправильно пересказали случившееся...
ㅤㅤ— Всё, хватит.
ㅤㅤМатёрый обвёл присутствующих помрачневшим взглядом. Не приказывал — слегка одёргивал и отводил в сторону от бесполезного зацикленного обсуждения. Он повёл челюстью, задумчиво глянул на подножье холма, за которым наблюдала Злата, потом объяснил собеседникам:
ㅤㅤ— Я не буду поддерживать дальнейшее обсуждение случившегося два полнолуния тому назад. Найрин правильно сказала, что всех нас могли ввести в заблуждение (возможно, даже намеренно); Исоль правильно сказала, что вина здесь не односторонняя; Рокхар правильно сказал, что ни у кого нет оснований верить друг другу. Мы [он подразумевал и северян в том числе] не согласны на условия, так оставим — есть дела даже более важные. Эредин предложил перемирие на время зимы, — только теперь Йольсмир посмотрел на Рокхара, как бы оставляя за ним, а не кем бы то ни было из младших по иерархии комментарий к высказыванию. — И кое-что я хотел бы обсудить с тобой лично.
ㅤㅤДля остальных добавил:
ㅤㅤ— Если хотите продолжить прерванное обсуждение, можем сделать это после решения остальных вопросов. Пока подумайте и скажите, есть ли у вас какие-то требования к Востоку и предложения? К Северу тоже, — уточнение про Север было адресовано Исоль и Злате, а Йоль перешёл вбок с безмолвным приглашением королю Севера тоже ненадолго отделиться от компании на вершине.
ㅤㅤ— Спутники не в счёт, — обронил он практически через плечо, чтобы ни у кого не было опасений, что, если разделиться, случится что-то непоправимое.

+7

26

Десница наконец-то опустился на свое место, сменив вызывающую позу на более безразличный и нейтральный образ серой скалы. Он устал препираться, устал попусту тревожить тишину ругательствами и пререканьями.  Бесспорно, эта встреча так или иначе должна была состояться, чтобы обе стаи увидели готовность друг друга идти на хоть какой-нибудь диалог. Правда в голове Эредина, это собрание представлялось серьезным разговором со взрослыми и взвешенными аргументами, а по факту он ощущал себя щенком, оказавшимся в детской песочнице. Они все как малые волчата лишь скалили зубы и тявкали, напрочь отказываясь увидеть не соринку в глазах друг друга, а целое бревно находившееся за ними всеми. Это напомнило ему недавнее собрание северян, когда старик Эгиль сделал все возможное, лишь бы выставить королевскую чету не в лучшем свете. Ну а что? В голове серого волка, параллель была максимально явной, ведь и чувства которые он испытывал тогда и сейчас были практически идентичными.
        Пока он вспоминал совсем недавнюю бурю внутри его собственной стаи, делегации с обеих сторон продолжали все так же уперто препираться друг с другом. В словесную игру неожиданно для Эредина вступила до сих пор молчавшая Исоль, осахат восточников. Ее слова вызвали у матерого легкую усмешку, когда он понял, что эта рыжая волчица ужасно напомнила ему своей манерой речи королевскую сестру. Ни дать не взять потерянная сестра Найрин, даже интонации слегка схожи. И надо же, похоже, кроме него никто больше не посчитал это забавным. И верно. Обстоятельства-то, были не те.
        На какую-то долю секунды, Эредин попытался посмотреть на все происходящее действо свысока, словно он оказался лишь сторонним наблюдателем горячей сцены. Вот они все собрались этим прозябшим утром, оставив у подножья холма своих сопровождающих для того чтобы… что? Говорить друг другу «это вы виноваты!» и «нет, вы!»? Глупость какая. Слова Исоль лишь еще больше подтвердили его виденье ситуации, когда она в наглую спросила, чем же север собирается заглаживать свою вину перед бедными и угнетенными восточниками. «Ох и пекло. Не надоело этим тонким натурам выставлять себя жертвами? Тоже мне тут… нашлись самые обделенные и несчастные. Тьфу», - раздраженно подумал серый, но вслух не произнес ни слова и лишь укоризненно мотнул головой. Волки, все-таки, забавные существа. Любят выдумывать 100 и 1 бедствие, а потом сами себе не кажутся такими уродливыми и ужасными. Когда происходит  какое-то несчастье, им проще винить в своих бедах кого угодно, кроме себя. Тогда у них легчает на душе и им проще жить. Но разве это правильно?
        -Или вы думаете, что вы все переживете войну зимой?
-Тебя так сильно беспокоит наше благополучие или ты просто пытаешься угрожать войной стае, которая испокон веков живет в холоде и снегах? Надеюсь, что все же первое, - глухо отозвался десница, не сумев пропустить столь колкую фразу мимо ушей, - будь спокойна, север выстоит при любых раскладах.
        Север выстоит. Так всегда говорил отец Эредина, устремляя вдаль задумчивый взгляд. И в юности, он будучи щенком не особо придавал значение этим словам. Лишь повзрослев и пережив целый ворох событий, он наконец-то понял. Север – это стая. Север – это каждый волк рожденный на этой неприветливой и холодной земле. Север – это твердость характера и сила духа. И пока в каждом воине, в каждой охотнице будут сохраняться эти простые истины – королевство зимы будет жить несмотря ни на что.
        Он покосился в сторону Найрин, которая молниеносно отреагировала на оскал восточного осахата и лишь мысленно вздохнул, в очередной раз попросив богов даровать ему еще немного терпения. Черную волчицу все же задело замечания Исоль об ошибке северных охотников, ведь Найрин полностью отвечала за все охотничьи маршруты и честно говоря, Эредин ни на секунду не сомневался, что со стороны этой дамочки ошибки быть не могло. Он слишком давно ее знал и она скорее откусила бы себе лапы, чем дала бы своим охотницам приказ лезть на поиски дичи к соседям. Так что, кто-то здесь точно заврался. Может быть Исоль, с ее агрессивными речами или кто-то из северных охотниц, которые забыли упомянуть о такой «мелочи», как нарушение границ.
        — Всё, хватит.
        Ну наконец-то. Эредин едва сдержался от облегчённого вздоха. Это детское баловство пора было заканчивать.
        -Эредин предложил перемирие на время зимы, - северный десница серьезно кивнул, не собираясь отказываться от своего прошлого высказывания.
        Предложений лучше он все равно не услышал, а это казалось ему единственным вариантом развития событий. Кто знает, может к весне растает не только снег, но и сердца их королей? 
        Наблюдая, как восточный король отдаляется в сторону, Эредин молчаливо отвернулся от всех присутствующих, всем своим  видом показывая, что разговор с ним тоже окончен. Ему больше нечего сказать и в отличии от других не особо сдержанных дам, он не намерен ухудшать ситуацию бездумно брошенными словами еще больше.

Отредактировано Эредин (21.04.2021 00:17:22)

+5

27

Найрин не только нарычала на Исоль за ее "крысу" в адрес ее братца, так еще и решила, что прерывать говорящего посреди речи - это правильно, и, к большому сожалению Исольмар, ей пришлось спустить это с рук.
- Поэтому не вам учить нас дисциплинированности.
Иронично слышать это от той, что вместо того, чтобы молчать и слушать, решила говорить наперекор. Хотелось закатить глаза и сплюнуть, но - некрасиво, переговоры, дипломатия.

– Они не просто перешли границу.
Исольмар с видимым трудом проглотила желание удариться лбом о ближайший пень или камень и заорать. ДА МЫ ЗНАЕМ ЭТО УЖЕ, МЫ ЗНАЕМ, МЫ ПОНИМАЕМ, МЫ З Н А Е М. А.
Теперь даже Найрин казалась абсолютной лапочкой на его фоне.
В отличие от Найрин и Эредина, северного короля теперь хотелось игнорировать, вычеркнуть из поля зрения и слуха и говорить без него. Ни ответов на вопросы, ни коментариев кроме "да что ты, да ну?", ни каких-то ответных действий, ничего. С пнем - и с тем продуктивнее вести диалог. Внутри аж забурлило с новой силой, так бесило это бесполезное биение об стену. Ты к нему с предложением - он тебе злобно глазками сверкает, ты к нему с компромиссом - он тебе злобно глазками сверкает, ты к нему с возмущением - он тебе злобно глазками сверкает, ты к нему с вопросами - он тебе злобно глазками сверкает, ты к нему со злостью... Да зачем он вообще сюда пришел, раз собирается только стоять тут с недовольной миной и на любое "а может, да?" отвечать "нет" и делать вид, что ему все должны? Бесит неимоверно.

- ...которая испокон веков живет в холоде и снегах? ...будь спокойна, север выстоит при любых раскладах.
Так чего территорию отвоевать пытаетесь, и границы нарушаете, раз вам и в ваших снегах нормально? То-то от своего "нормально" вы официально близ наших границ охотиться стали.

- ...Но агрессивное поведение ваших охотников заставило их вступить в бой...
Рыжая в очередной раз прищурилась, с едва видной ноткой задумчивости. Ой ли? Врет ли, но если врет - больно сконфуженно выглядит. На дурочку, неспособную распознать откровенную ложь от своих же, впрочем, тоже непохожа. Хм? Краткий взгляд на Йольсмира, мгновение на принятие решения о том, что об этом они еще подумают позже - Исольмар уж точно спросит с охотников еще раз, что произошло. Сомневаться в своих волках неприятно, но ситуация интересная вырисовывается, можно и уточнить, так, для профилактики. Да и Йоль с северянами дольше дело имеет, может, осахат с непривычки просто их способность врать в лицо недооценивает, а потому с ним обсудить эту интересную деталь тоже стоит. С другой стороны, не то чтобы она совсем с северными отпрысками не общалась, уж редких-то беженцев должно хватить?

- Всё, хватит.
Хвала Арсалии.
То, что Эредин все еще стоял на своем в вопросе перемирия, внушало надежду. Едва теплящуюся, теперь уже совсем небольшую надежду на то, что все еще можно решить мирно. И даже если уже точно нельзя, - что можно избежать совсем плохого исхода событий.

Требования к Северу... Сложно чего-то просить от стороны, которая все еще чуть более права, чем твоя. Исольмар ведь не испытывала иллюзий по этому поводу: восточные охотники действительно больше провинились, чем северные воины - те скорее слишком резко отреагировали. Плата жизнями за жизни уже прошла, плата за нарушение границ - рабство нарушителей. Так подумать, ругаются они здесь больше за право получить чуть большую компенсацию за любое из, север - за наглость, восток - за излишнюю жестокость. Исоль не хотела ничего получить (хотя сообщить стае, что долина тишины снова их, было бы хорошо для этой самой стаи), но и отдавать что-то не видела смысла. Охотники нарушили границу - охотники заплатили. Все.
Кстати, про охотников...
Оглянувшись на Злату и поискав взглядом небольшую фигурку Флоренс, рыжая обратила взор на Найрин. Что там она говорила про стычку? Мол, первые напали восточники? Если с дипломатией пусть лучше разбираются Йоль и Злата, то вот это - уже однозначно дело осахата. Волки, открыто врущие, определенно есть, только вот кто и с чьей стороны?
Вдох-выдох, и Исоль двинулась в сторону Найрин, ловя ее взгляд.
- Найрин, ты можешь рассказать, что твои волки сказали про стычку с моими охотниками?
Ее охотниками, потому что она с ними бок о бок загоняла дичь, и ей устаивать им ад земной, если окажется, что ей соврали.

+5

28

     Ни к чему эти ссоры не приводили, а агрессивный настрой среди волков двух стай нарастал, что сверху, что снизу. Необходимо было успокоиться — сначала самой, затем своих, а после соседей. Найрин понимала, что вспылила. Но ни в коем случае не переживала и не стеснялась этого. Ей было не все равно за честь себя и своих охотниц, поэтому "проглатывать" отрицательную оценку их работы от представителей Востока она не хотела. И не простила бы себе такой трусливый поступок.
     Но Найра не позволила гневу полностью захватить ее разум, она громко выдохнула, всосала ноздрями морозный воздух, напряжно закрыла глаза и с силой открыла. Сознание ясное, а значит мысли тоже.
     — Такими темпами мы начнем новую войну, а не решим проблему, — она осмотрела рыжих напротив. — Мы должны разбираться в этой стычке вместе с нарушителями, — поспешила исправить, — участниками, как с северными, так и с восточными. Каждый здесь уверен, что виновата другая сторона... И тяжело вынести приговор. Возможно, стоит пригласить третью сторону, нейтральную, у которой не будет мотиваций прикрывать одну стаю, а на вторую накладывать больше вины? Нам не нужна война, особенно сейчас. Давайте лучше наказывать преступников, чем судить друг друга и зарождать новый конфликт.
     — Эредин предложил перемирие на время зимы, — акцентировал внимание Йольсмир на важном предложении.
     Десница кивнул, от своей позиции не отошёл. Что же, Найрин теперь склонялась больше к тому, что нужно будет организовывать встречу ещё раз, но теперь со всеми воинами и охотниками, а также с третьей независимой стороной. А пока — перемирие. Поэтому она тоже кивнула. После этой встречи нужно будет обсудить всё ещё раз, но теперь без Восточных Лесов, лишь с верхушкой Севера.
     Король Востока пригласил ее брата к приватному разговору. Найрин и Эредин останутся наедине с Исоль и Златой. Чем меньше народа, тем тише проходят обсуждения. Если, конечно, Рокхар не откажет ему в этом. Брат был злым. Он мог оскорбить все Восточное королевство, развернуться и уйти домой. И кажется, его сейчас сдерживали последние ниточки.
     В сторону чёрной волчицы выступила Исольмар:
     — Найрин, ты можешь рассказать, что твои волки сказали про стычку с моими охотниками?
     — Да. Расскажу вообще, как все произошло. В тот день в лагерь вбежали взъерошенные воины с двумя незнакомцами, многие были в крови и с новыми ранами. Поднялась шумиха. Все бросили свои неважные дела и повыбегали из пещер на Долину. Ваших охотников сразу взяли под стражу, все наши лекари начали активно накладывать на раны разные травы и паутину. Некоторые остались в лагере, некоторые убежали вновь на границу — полагаю, убирать трупы, осматривать место стычки. Те, кто остался, говорили, что отряд волков, как уже узналось позже — охотничий, пересекли границу и направлялись вглубь наших владений. Наши сразу ринулись перехватить их. Выли, кричали, рычали, просили остановиться, но повиновения не было. Некоторые оставались вдалеке, будто осознавали, что не следует делать этого, но другие же напротив, будто специально бежали по чужой территории. Пару наших воинов не с мягкими характерами не стерпели такой наглости и решили остановить наглецов насильно. Со стороны, то бишь ваши охотники, расценили это как нападение и кинулись защищать своих. Началась драка, присоединялось все больше и больше волков. Кто-то хотел наказать нарушителей, кто-то хотел остановиться, но не мог, ибо драли всех без исключения. Остановились тогда, когда поняли, что одна и вторая сторона начала терять волков. Взяли двух в плен, отвели в лагерь, остались зализывать раны и решать возникший конфликт с Королём. Потом поспрашивали пленённых — ответили, что вели охоту, не заметили пересечения границ, а как заметили, то решили уже покидать, но тут появился наш патруль и устроил схватку. А одна охотница сказала, что хотела забить добычу и принести ее нам в качестве извинения за пересечение границы. Но тут уже возникает масса вопросов — как можно не заметить многолетнюю границу, как одних охотников не могли остановить другие, а особенно появление патруля соседей. Они были будто одурманены этой добычей, — она печально выдохнула. — А что сказали ваши охотники?

+6

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Арсалем. Последний путь волка » Последний бал природы » Сюжет "Набат Войны. Вершина холма."